Обычная версия сайта Размер шрифта Цветовая схема Изображения

Проблемы чтения и будущее книги и библиотеки

Реален ли приближающийся конец традиционной литературы и чтения как явления? На сайте pro-books.ru состоялось обсуждение, в котором приняли участие писатель, издатель, книготорговец, библиотекарь и футуролог.


Дина Рубина. Писатель хороший и успешно издаваемый считает, что распространение интернета  существенным образом способствует деградации общества. В нынешних условиях падение интереса к чтению явление ненормальное, но закономерное. Выросло поколение людей с клиповым сознанием, которые просто не в состоянии задерживаться долго взглядом на странице книги. Их воображение не привыкло трудиться. Рубина возлагает ответственность за это на само общество, которое в целом должно отстаивать свои интересы, интересы детей, их будущей интеллектуальной и культурной жизни. И начинать воспитание читателя нужно в семье, где  возможно ограничить безмерную власть интернет-продукции и телевидения. В Европе есть традиция «чтений», когда писатель просто читает несколько глав из своей книги в библиотеках, клубах, книжных магазинах. Все чинно сидят и слушают. А в школах необходимо выделить побольше часов на уроки литературы, включив в их программу именно чтение, как элемент существования, общения. Талантливый учитель вполне в состоянии вести квалифицированный «разговор о книгах», своеобразное «литературное объединение» класса.

Замдиректора Российской государственной библиотеки для молодежи Марина Захаренко согласилась с высказыванием писательницы. И добавила, что чтение  все больше воспринимается как сопутствующее занятие, сопровождающее учебу. Она продолжила мысль Д.Рубиной о том,  что только с помощью развития навыков чтения в семье и с самого раннего возраста можно сохранить чтение как жизненную потребность и неотъемлемую часть бытования. Свои пути к сердцу читателя должна искать и библиотека. Помимо школы, работы у человека должен быть третий дом, куда хочется прийти, для получения полноценного досуга, такой ей видится роль библиотеки сегодня. Наибольшие успехи достигаются в тех странах, где приняты государственные программы в области модернизации публичных библиотек и адаптации чтения к современным реалиям жизнедеятельности общества. В Финляндии, Франции, Великобритании, Бразилии, например, выработана целостная политика поддержки чтения, особенно среди детей и подростков. Фундаментом же для реализации этой политики реально выступают публичные и школьные библиотеки.

Павел Подкосов из издательства «Альпина нон-фикшн» объясняет кризисность чтения на примере ситуации с развлекательной литературой. Человек читающий сталумнее, требовательнее и к авторскому контенту, и к работе переводчика, и к оформлению книги, и к качеству издания. В мире, где нет стабильности, серьезная литература наконец стала цениться, а знания оказались нужнее развлечений. Издатель считает, что  необходимо сокращение налогообложения книжной отрасли, а также развернутая пропаганда и поддержка чтения. Еще важнее невмешательство государства во внутренние книжные дела. В результате непродуманной книгоиздательской политики треть классики мировой литературы может просто оказаться недоступной читателю. Власть не должна контролировать контент и манипулировать читательскими предпочтениями. Перспективы: книжный рынок в целом продолжит немного сокращаться, в первую очередь, за счет легкого развлекательного чтива, при этом другие сегменты будут чувствовать себя вполне уверенно. Продолжится распространение электронных книг уже в легальном поле.

Андрей Мирошниченко, медиа-аналитик и автор труда с говорящим названием «Когда умрут газеты» напоминает, что «длинное чтение» всегда считалось способом передачи знания. Однако культура потребления информации меняется, и линейное чтение неизбежно становится короче. Благодаря мультимедиа, благодаря журналистике, которая первая из профессиональных практик сталкивается с цифровыми вызовами, мы можем получать сопоставимый эффект с меньшими затратами прежде всего времени. Да и средасоцмедиа, где автором становится всякий, предоставляет настолько простые способы захвата и передачи информации, что длинный текст не может конкурировать с ними. Во все времена монополия на текст была одновременно монополией на власть. Видимо, на основании этих технических параметров исторически сложились представления о святости текста и святости книги. И вот, технические условия уже другие, а представление о святости продолжает руководить поведением и оценками. Сегодня неизбежна реальная потеря знания из-за смены форматов и носителей. Эмоционально с этим довольно трудно мириться, поскольку цивилизация многие тысячи лет ориентировалась на текст как основной носитель сведений. Аналитик считает, что священный текстоцентризм письменной эпохи уходит в прошлое. Книги станут предметом винтажной моды, знаком престижного потребления, но культурную роль со временем утратят.

Борис Куприянов, совладелец магазина «Фаланстер» вовсе не склонен связывать проблемы падения книгоиздания и продажи во всем мире с электронной книгой. Цифровой носитель остается всего лишь формой представления информации. В мире, где социум ставит задачи более локальные, например, заработать деньги, чтением можно и вовсе пренебречь. Конечно, книга не застрахована от того, что может стать очень нишевой историей и увлечением для немногих, но вымирание ей во всяком случае не грозит. Гаджетыразвиваются гораздо стремительнее, чем книги — телевидение, интернет, все что угодно. С этой точки зрения книга как часть культуры развлечения вообще умерла. Когда же возникнет реальная потребность в мобилизации и повышении интеллектуального уровня общества, книга снова станет востребованной. Вывод Куприянова: «Книга — базовый институт интеллектуального общества». Если государство хочет сохранить свой суверенитет, оставаться государством со всеми атрибутами государственности, необходимо активно поддерживать чтение. Примеров в истории предостаточно. По мнению Б.Куприянова необходимо использовать зарубежный опыт. Есть американский подход, где государство, вроде бы, вообще не вмешивается в книжное издательство, но созданы условия для формирования отраслевых фондов, которые и занимаются финансированием в области книг. Есть множество способов поддерживать издателей: в Норвегии каждая книга, выпущенная на национальном языке, автоматически попадает в каждую библиотеку. Можно просто издавать полтысячи книг, зная, что совершенно точно их купит государство. Четверть века назад в Финляндии по результатам исследования выяснилось, что финны перестали читать национальную литературу, вполне справляясь только английским языком. Были введены искусственные меры против ввоза книг на английском, а переводы стали дотироваться. По Куприянову, будущее книги состоит только в том, что часть книг исчезнет на бумаге. Например, справочная литература, бросовая литература или одноразовое чтение, сугубо технические книги, которые требуют активного цитирования, и части из которых полезны для исследователей — все это мигрирует в электронный вид. У книги есть будущее, и есть будущее у чтения, потому что если общество хочет развиваться, оно будет вынуждено менять политику в отношении книги. Отсутствие господдержки книги означает лишь период относительной резервации, который может возникать на протяжении пятитысячной истории книги, но литература этот этап переживет, с нами или без нас: «Книга — это проблема национальной безопасности».
Подвели итог дискуссии 
медиа-анархист А.Мирошниченко и традиционалист Д.Рубина, которые оказались на разных полюсах. А.Мирошниченко предсказывает, что в отдаленном будущем семантическим носителем окажется не слово, а прямо наведенная эмоция или прямо наведенное ощущение, испытываемое от семантического объекта органами чувств. За этим уже можно наблюдать в 4D-кинотеатрах. Где в этом мире место книге? — задается вопросом А.Мирошниченко.

 Д.Рубина же предлагает думать и заботиться о судьбе книги всегда и вне зависимости от технологий: «Книга — это знак высоты в человеческой цивилизации, а окружающий мир и так уже упал «ниже плинтуса». Не важно в каком виде — бумажном или электронном — книга непременно останется. Ведь людям так нравится, когда им рассказывают истории!»

По материалам сайта.

Дополнительные источники по теме:

Борис Куприянов: «Книга — это проблема национальной безопасности» 

Александр Архангельский: «Бумажная книга в электронную эпоху» 

Видео: Человек читающий: как изменятся практики чтения в будущем

Извините, ваш Интернет-браузер не поддерживается.

Пожалуйста, установите один из следующих браузеров:


Google Chrome (версия 21 и выше)

Mozilla Firefox (версия 4 и выше)

Opera (версия 9.62 и выше)

Internet Explorer (версия 7 и выше)


С вопросами обращайтесь в управление информатизации ТОГУ, mail@pnu.edu.ru