Обычная версия сайта Размер шрифта Цветовая схема Изображения

Шмелев Геннадий Сергеевич

Шмелев Геннадий Сергеевич

После окончания в 1961 году техникума меня из Ульяновска по комсомольской путевке направили на работу в Дальневосточную зональную нормативно-исследовательскую станцию (ДВЗНИС) в Амурскую область. В этой организации работали всего 15 сотрудников, все с высшим образованием, и только я – со средним техническим. В то время мне было полных 17 лет. Коллеги тепло встретили меня и взяли надо мной шефство. По их наставлению я пошел учиться в десятый класс школы рабочей молодежи для пополнения багажа знаний по основным предметам, необходимым для поступления в высшее учебное заведение. Школу закончил в основном на «отлично», с грамотой от Амурского обкома комсомола. За добросовестный труд, спортивные достижения и огромную общественную работу (я был внештатным секретарем Октябрьского райкома комсомола Амурской области) коллектив сотрудников ДВЗНИСа решил направить меня на учебу в Хабаровский политехнический институт, «простив» мне один год отработки (нужно было после техникума отработать три года).

До сих пор с благодарностью вспоминаю наставников моей юности директора ДВЗНИСа А. Д. Лучинина, главных специалистов П. Ф. Черепанова и С. К. Черепанову, много сделавших, чтобы я достойно жил и хорошо учился. Забегая вперед, отмечу благородство этих, казалось бы, чужих людей. Зная, что я детдомовский парень, сотрудники ДВЗНИСа в начальные месяцы учебы в ХПИ в складчину собирали со своей зарплаты по несколько рублей и отсылали мне. Скажите, разве мог я в то время, имея такую моральную и материальную поддержку, плохо учиться? Конечно же, нет! И я их надежды оправдал.

В июле 1963 года я приехал в Хабаровск поступать в ХПИ. По моему представлению этот храм науки должен был быть зданием-гигантом, особенным на всем Дальнем Востоке. Однако первые впечатления от увиденного были удручающими, почти плачевными. Перед взором стояло огромное недостроенное здание, вокруг не было ни одного деревца, у входа в институт проложены деревянные настилы вместо тротуаров, кругом непролазная грязь, и вдобавок меня встретила холодная дождливая погода. Почта находилась в общежитии № 1, на улице Бондаря стояли два дома, а вместо Северного микрорайона было болото с проточной водой и стрельбище по летающим тарелочкам. На этом родниковом болоте впоследствии мы загорали, купались и готовились к экзаменам. На месте общежития № 8 располагалась огромная деревянная спортивная площадка, где студенты играли в баскетбол, волейбол, футбол, а вечером устраивали танцы. Но радостные лица первых выпускников политехнического института, на которых мы смотрели, как на героев, да еще появление долгожданной солнечной погоды вселили в абитуриентов уверенность, подняли настроение и мы стали вживаться во все новое, что окружало нас.

Выдержав вступительные экзамены, я был зачислен студентом лесоинженерного факультета по специальности «Машины и механизмы лесной и деревообрабатывающей промышленности» (МЛ). Эту специальность открыли накануне вступительных экзаменов, ее даже не было в справочнике для поступающих в ХПИ, поэтому экзамены сдавали на специальность «Технология машиностроения» (ТМ), на которую конкурс составлял 12 человек на место – пожалуй, один из самых больших конкурсов со дня основания политехнического института. Интересно, что по результатам экзаменов на эту специальность набрали две группы – ТМ-310 и ТМ-31. В первую группу зачислили 25 абитуриентов – школьных золотых медалистов, во вторую – 25 человек со стажем работы не менее 3 лет по специальности и сдавших вступительные экзамены с суммой баллов не ниже 22 из 25 возможных. Сдавали пять экзаменов: математику письменно и устно, физику устно, сочинение и иностранный язык.

В день зачисления не прошедшим по конкурсу на специальность ТМ предложили специальность МЛ, конкурс на которую составлял 5 человек на место. Не было предела радости, когда узнал о своем зачислении на эту специальность, так как сбылась моя мечта стать инженером. На МЛ приняли 50 человек, из которых сформировали две группы: МЛ-31 (37 человек со стажем работы более двух лет и демобилизованных из армии) и МЛ-310 (13 бывших школьников, обучавшихся затем по очно-вечерней программе). Опережая события, скажу, что группы ТМ-31, МЛ-31 и ТМ-310 стали лучшими группами в ХПИ по успеваемости на первом курсе. Наша группа МЛ-31 была в основном скомплектована из армейцев, и включены в нее только три студента с рабочим стажем, в том числе и я. Многим ребятам в группе было за 25 лет. Забавно, что на первую лекцию бывшие армейцы пришли кто в солдатской, кто в матросской форме одежды, и преподаватели шутили – это что, военное училище?!

С первых дней студенчества группа серьезно взялась за учебу. Мы не знали, что такое пропуски занятий, не вовремя сданные расчетно-графические работы или домашние задания по математике, химии, черчению и другим предметам. Преподаватели тех времен не контролировали посещаемость студентов, так как все лекционные занятия проводились в больших аудиториях (504, 606 и другие), вмещавших до 150 человек. За посещаемостью следил наш строгий староста – бывший старшина Иван Сентябов, кураторов в то время еще не было.

Много времени в учебном процессе мы уделяли самостоятельной работе. Курсовые проекты, расчетно-графические работы и другие задания выполняли всей группой. Кто в чем хорошо разобрался – докладывал другим. Интересно, что одним из способов подготовки к экзаменам были консультации, проводимые самими же студентами. Человек пять самых сильных студентов по предмету каждый готовили материал по пяти вопросам экзаменационных билетов и в аудитории у доски, исполняя роль преподавателя, объясняли их всей группе. Это было оправданно, так как сессии сдавали практически без неудовлетворительных оценок. Некоторые студенты выбирали другой способ подготовки к экзаменам – написание шпаргалок. Замечу, и сам в этом убедился, что хорошо и вдумчиво подготовленные шпаргалки – путь к успеху на экзаменах. Практика показала, что такие студенты, как правило, ими не пользуются и сдают экзамены отлично. Но были и свои чемпионы по применению шпаргалок, которые умудрялись списать на экзаменах при любых обстоятельствах.

Учился на ЛИФе студент Женя Шебалкин, причем учился очень хорошо. Однажды молодому преподавателю по научному коммунизму во время беседы со студентами доложили, что есть такой студент Е. Шебалкин – специалист высшей категории по списыванию на экзаменах. Эта фамилия заинтриговала преподавателя, так как он сам только что закончил МГУ и, видимо, был знаком с этой «профессией». После консультации перед экзаменом он завел Женю на кафедру и предложил ему пари. Если Женя сможет воспользоваться «шпорой», он ставит ему отличную оценку сразу, без ответа на билет, если нет, знания будут оцениваться согласно правилам сдачи экзамена. Женя согласился.

Преподаватель оставил студента на кафедре, предварительно отобрав все приготовленные шпаргалки, закрыл дверь на ключ и ушел с кафедры. Женя понял, что обстановка чрезвычайная и что пари он проиграл. Оставалось надеяться на свои мозги и готовить ответы на вопросы по-честному. Как вдруг он увидел на столе телефон. Решение было принято мгновенно. Позвонил на вахту общежития и попросил студента-вахтера срочно привести своего друга с учебником по научному коммунизму. Полностью переписать весь текст не хватило времени, но важен был принцип. За 30 минут он записал слово в слово половину страницы текста из учебника по заданному вопросу. Удивлению преподавателя не было предела. Конечно, он сдержал свое слово, но все же спросил, как Жене удалось это сделать, и долго затем при встречах здоровался со словами «молодец»! Здесь же замечу, что Евгений Иванович Шебалкин после окончания ХПИ за один год заочно окончил педагогический институт и связал всю свою жизнь с педагогической работой и литературной деятельностью.

Самыми любимыми предметами для нашей группы были математика (старший преподаватель А. М. Селезнева), теоретическая механика (старший преподаватель Е. Г. Севастьянова), сопромат (доцент Колотушин), философия и особенно детали машин. Не знаю, каким образом смог привить любовь нам к этому предмету старший преподаватель О. Н. Алешин, который очень ценил студентов нашей группы и ведь ценил-то за то, что мы с ним спорили на консультациях по курсовому проекту! Он убедил нас в том, что инженер-механик без знаний и навыков по проектированию узлов и деталей машин – это не инженер!

А как проходили семинары по истории КПСС с молодым тогда Э. М. Шельдешевым! Сколько было споров! Бедный Эдуард Михайлович сражался с нами до последнего, даже прихватывали время перерывов. Он часто говорил тихим голосом о том, о чем нельзя было говорить в то время. Это мы его доводили до такого состояния, в котором он был за нас. Но, как говорится, «сор из избы не выносили». Если соотнести происходящее на тех семинарах с настоящим временем, с порой гласности, то все мы вместе с талантливейшим, эрудированным и просто прекраснейшим человеком Э. М. Шельдешевым получили бы отличные оценки даже у самой Интерны Ивановны Фишер.

Наша группа принимала участие в строительстве левого крыла института. Дело было в мае 1964 года. Ректор ХПИ Михаил Павлович Даниловский вызвал всю группу МЛ-31 к себе в кабинет и обратился к нам: «В учебе у вас все хорошо, мне нравится ваша группа, и я прошу вас оказать помощь в завершении строительства левого крыла». Конечно, мы единогласно приняли это предложение. Работали добросовестно, очень много, иногда приходилось трудиться по 10 часов в день, вырабатывая бетон до конца. В группе оказались специалисты разных профессий: каменщики, плотники, слесари-сантехники и другие. Попутно с работой сдавали экзамены весенней сессии, которую вся группа закончила хорошо. Успешным завершением сессии мы во многом обязаны нашим преподавателям. Они много занимались с нами дополнительно и даже приходили на стройку, в перерывах консультировали, беседовали на различные темы и вместе с нами ходили на обед. Это замечательные педагоги Л. А. Дойхен, Г. А. Иванов, Е. Г. Севастьянова, Э. М. Шельдешев и другие.

Студенты лесоинженерного факультета жили в общежитии № 5, жили дружно. На вахте круглосуточно дежурили только студенты. Двери комнат практически не закрывались на замок, не было металлических дверей и решеток на окнах. Один раз в неделю осуществлялся обход комнат общежития студенческой санитарной тройкой, которую возглавлял студент-старшекурсник, бывший старший матрос Михаил Гришин. Эта тройка следила за чистотой и порядком. В случае беспорядка в комнате можно было лишиться матраца на неделю – отбирали «без суда и следствия». Случалось коротать целых семь дней на металлических сетках кровати. Богу молились, чтобы скорее пришли «санитары» и вернули постельные принадлежности.

В субботние и праздничные дни в комнате для занятий проводились вечера отдыха. Иногда устраивались соревнования по боксу, шахматам и шашкам. Особый интерес студенты проявляли к футбольному матчу команд «Дипломник» – «Первокурсник». Проводился он на футбольном поле, которое размещалось тогда на остановке «Городок» возле института. Собиралось очень много зрителей, почти все общежитие приходило, были тренеры, судьи, журналисты – все как в настоящем футболе. Футбольная экипировка команды «Дипломник» состояла из рваных спортивных костюмов и дырявых кедов, символизирующих большую преданность хозяину и продолжительность их использования.

Традицией у студентов нашего поколения был организованный выход всем общежитием на праздничные демонстрации, посвященные 1 Мая и 7 Ноября. Ранним утром в эти дни под звуки трубы Валерия Степанского студенты просыпались и шли с музыкой и песнями пешком от общежития до северных ворот стадиона имени В. И. Ленина. Там формировались колонны факультета. Каждому студенту необходимо было нести флаг, портрет или транспарант. Как-то раз произошел такой курьезный случай. Сформировали шеренгу, в которой студенты должны нести портреты членов политбюро во главе с Л. И. Брежневым. При подходе к улице Карла Маркса обнаружилось, что в шеренге не оказалось студента с портретом Брежнева. Это же ЧП – «обезглавлено» Политбюро! Председатель праздничной комиссии тут же снял эту шеренгу с демонстрации. Оставалось где-то100 метровдо площади Ленина, когда появился студент с портретом Леонида Ильича и вновь перепутал оформление колонны факультета. На следующий день после праздника руководство факультета было наказано. Вот что натворил студент!

В выходные дни мы часто выезжали на заработки в речной порт, на железнодорожные ветки, мясокомбинат, макаронную фабрику и другие места. Прожить на одну студенческую стипендию в 35 рублей можно было, но скучновато. А так за сутки мы зарабатывали по 10–15 рублей. Некоторые студенты из нашей группы даже помогали своим родителям.

Был случай, когда за выполненную работу, кроме денег, нам дополнительно выдали два мешка сахара. Работу закончили в полночь, машины для перевозки сахара не было, и мы вчетвером решили унести мешки на себе, не оставлять же их на завтра, вдруг передумает начальство. Сил хватило донести мешки от Батуевской ветки до кинотеатра «Луч», расположенного в районе 42-й школы. Было принято решение – спрятать один мешок под крыльцом кинотеатра (здание было деревянным), а другой все-таки донесли до общежития. Мешок с сахаром поставили в коридоре второго этажа для всеобщего бесплатного пользования, надеясь на второй, спрятанный мешок. На следующий день взяли такси и поехали к месту хранения сахара. Произошло то, что и придумать невозможно. Площадка у входа в кинотеатр была усыпана сахарным песком. Бабули собирали его и смеялись. Мы спросили у них, что произошло, кто рассыпал сахар? Они пояснили, что мешок с сахаром порвали их домашние животные (рядом был частный сектор), а каким образом там оказался сахар – не знают. В то время нам было и грустно, и смешно, но так было. Пока ездили и разбирались с «заначкой», мешок в общежитии был уже пустой, и нам ничего не досталось.

Самым большим и замечательным событием в жизни института было празднование Дня Победы над фашизмом. Накануне этого праздника всегда проводилась военизированная эстафета, организуемая военной кафедрой. В этих соревнованиях принимали участие команды всех факультетов. Больше других счастье сопутствовало команде лесников. Запомнился случай, когда наш Иван Архипов на своем этапе застрял в овраге на ГАЗ-51, долго там возился, и мы перед последним этапом на несколько минут отстали от команд других факультетов. Завершающим этапом эстафеты была стрельба в цокольном этаже первого общежития. Нужно было разбить пять шаров и добежать до финиша. На стрельбище прибежали поочередно спортсмены четырех факультетов, но что-то у них не ладилось со стрельбой. Наш стрелок, перворазрядник по биатлону, забежал на стрельбище пятым и, затратив несколько секунд на разбитие шаров, выбежал оттуда первым! Что творилось на финише! Радость, слезы, объятия и, конечно же, в награду огромный, многокилограммовый торт за первое место! Этот торт принесли в общежитие, и все им наслаждались.

Ежегодно в институте проводился смотр художественной самодеятельности факультетских коллективов. Больше недели в актовом зале не умолкали музыка, песни, смех. Это выливалось в грандиознейшее событие для студентов, где присутствовали и радость побед, и хмурое настроение от неуспехов. ЛИФ традиционно занимал высокие места. Импровизации и смекалке наших артистов не было предела. Однажды мы даже переусердствовали – «испортили кашу маслом»!

У руководителя художественной самодеятельности лесоинженерного факультета студента четвертого курса Валерия Степанского был знакомый артист в театре драмы, исполнявший в пьесах роль Ленина. Валера уговорил этого артиста оказать помощь факультету и принять участие в нашем концерте. Было получено согласие. Артиста в гриме Ленина на такси доставили в ХПИ. Когда артист, загримированный под Ленина, проходил от входной двери до актового зала, все присутствующие вокруг замерли и перепугались от увиденного. В процессе исполнения хором песни, где были слова «Ленин всегда живой», открылись шторы сцены, и там появился «живой» Ленин. Невозможно представить, что творилось в зале! Все зрители встали и стоя аплодировали происходящему, пока не закончилась песня. Впрочем, такая «оригинальность» дорого стоила факультету – нас наказали и лишили призового места.

Во время летних каникул мы отдыхали в трудовых лагерях. Организовывались путинные отряды, а вот строительные отряды в наше время не практиковались, они появились чуть позже. Чаще всего выезжали на путину в поселок Охотск. Было очень просто: приезжали представители рыбных заводов Охотского района, записывали фамилии студентов, изъявивших желание работать, и назавтра нас приглашали к зданию агентства Аэрофлота на Амурском бульваре. Там мы собирались, назначался из числа студентов бригадир, потом нас инструктировали и мы получали авиабилеты до Охотска. Через три дня все уже были на рыбном заводе. Помню, в 1965 году на Морской рыбозавод поступало от рыбаков, как никогда, большое количество лососевых рыб. Работать приходилось в две смены по 12 часов в сутки, еле справлялись с обработкой такого количества рыбы. Женщины работали в икорных цехах, а мужчины грузили рыбу на корабли и баржи, разгружали плашкоуты с солью, строили новые и ремонтировали старые цеха для засолки рыбы. За два месяца путины мы зарабатывали от 500 до 800 рублей, которых хватало, чтобы прилично одеться и сделать сбережения на безбедное существование в течение учебного года. Общий труд во время путинных работ еще крепче сплачивал нас, жили тогда одной большой и дружной семьей.

За пять лет студенчества в нашей группе состоялось более десятка свадеб. Половину из них праздновали в изоляторе на первом этаже общежития. Женились одногруппники, были невесты из педагогического и медицинского институтов и даже из других городов. Торжества всегда проходили не в богатой, но зато красочной обстановке, без конфликтов и происшествий. Все происходило, как на настоящей свадьбе: воровали невесту, дарили цветы и подарки в виде самоваров, утюгов, настенных часов и других вещей.

Хочу вспомнить, кстати, одну забавную свадьбу. Начало было положено за полгода до нее, когда мы учились на четвертом курсе. На улице была зима, стояла холодная погода, выходить из общежития не хотелось, а ужин готовить нужно. Для этого у нас не оказалось картошки. Мы всей комнатой решили пойти к девчатам-первокурсницам с великой просьбой, зная, что у них наверняка она есть. Постучали в дверь, нам кричат из комнаты – заходите. Зашли и увидели четырех девчат, сидящих за книгами. Вежливо спросили – есть ли у них картошка в долг? Они хором ответили – картошки нет! Тогда Эдик открыл шкаф и видит – там стоит сумка с картошкой. Мы ее забрали и стали уходить. Девчата, не вставая, кричали нам в след: «Не дадим! Положите на место!» Мы в ответ: «Ведь у вас не было картошки!» Чтобы не обидеть девчат, мы пошли в магазин, купили все самое необходимое для ужина и приготовили шикарные блюда. На ужин пригласили всех девчат из той комнаты. Они с удовольствием пришли к нам, и мы с ними познакомились. Через полгода тот самый «воришка» – Эдик – женился на одной из этих девчонок. Так Эдик и Валентина стали мужем и женой. А на свадьбу мы дополнительно подарили им рюкзак картошки.

Так проходила наша студенческая жизнь. Время шло очень быстро, и мы незаметно оказались на последнем году студенчества. Учебным планом нашей специальности предусматривалось прохождение только одной производственной практики на пятом курсе продолжительностью восемь месяцев, с июля до февраля. Эта практика одновременно была и преддипломной. Практический опыт работы по специальности и материал для дипломного проектирования приобретали в передовых лесозаготовительных предприятиях Краснодарского края, Ленинградской и Иркутской областей и на крупнейших заводах лесного машиностроения Москвы, Новосибирска, Сыктывкара и других городов.

Мне посчастливилось пройти школу мужества на Минском автомобильном заводе, производящем тягачи для лесовозных автопоездов. Работал слесарем-сборщиком на конвейере, затем водителем-испытателем автомобилей, предназначенных на экспорт в дружественное зарубежье. На заводе в конструкторском бюро познакомился с прекрасным конструктором профессором А. В. Жуковым. Вместе с ним наметили тему диплома «Проект полуприцепа для перевозки крупногабаритного лесозаготовительного оборудования». С его помощью удалось собрать обширный материал для проектирования. На последнем курсе аудиторных занятий, зачетов и экзаменов у нас уже не было, после защиты отчетов о прохождении практики сразу приступили к выполнению дипломных проектов. Над проектами работали в специально отведенном дипломном зале, куда приходили как на настоящую работу, с 9 часов утра до 17 часов вечера.

Перед защитой дипломных проектов состоялось собрание выпускников, на котором преподаватели объясняли правила и порядок защиты проектов, давали последние напутствия на предстоящую защиту. Как ни странно, но это собрание сыграло в моей жизни решающую роль и определило всю мою дальнейшую судьбу. И вот почему. В конце собрания декан факультета профессор Е. Д. Солодухин, он же в то время был и заведующим кафедрой механизации лесоразработок, обратился к нашей группе: «Кто желает остаться работать на кафедре и связать свою трудовую жизнь с научно-педагогической деятельностью?» После минутного молчания староста группы предложил мою кандидатуру, его поддержал громогласный профорг Павел Пылков, указывая при этом на мою любовь к расчетам, проектированию, конструированию и вообще к творческой работе. Декан знал меня как прилежного студента и с выступающими согласился. Для меня это было очень и очень неожиданно, но отказываться от такого предложения не было причин, к тому же в наше время такое предложение было почетным. Так, по сути дела, решилось мое распределение на работу в качестве молодого специалиста в Хабаровский политехнический институт.

Общее распределение выпускников факультета проходило в кабинете ректора в присутствии многих руководителей предприятий. За неделю до распределения вывешивался список предприятий, нуждающихся в специалистах лесного профиля, и каждый выпускник выбирал себе будущее. Очередь для назначения места работы начиналась со старосты группы, независимо от качества его учебы в институте. Последующие места списка занимали выпускники согласно среднему баллу, набранному в течение пяти лет учебы по дисциплинам учебного плана. Самыми популярными и престижными были предприятия Сахалина и Камчатки, а также северных районов Хабаровского края и Амурской области.

Дипломные проекты наша группа выполнила в назначенные сроки. И это не удивительно, так как отстающим студентам помогали те, кто работал с опережением графика проектирования. Защита дипломных проектов прошла успешно.

Дипломы и нагрудные знаки в актовом зале, в торжественной обстановке, сразу всем выпускникам ХПИ вручал ректор института Михаил Павлович Даниловский. Это мероприятие длилось более трех часов. Так состоялся первый выпуск инженеров-механиков лесной и деревообрабатывающей промышленности ХПИ. В этот же день мы пригласили своих преподавателей на прощальный вечер, состоявшийся в ресторане «Амур». Много добрых слов было сказано в адрес наших наставников-педагогов, и от них мы услышали теплые слова с напутствиями на дальнейшую жизнь. Здесь же мы договорились устраивать юбилейные встречи через каждые пять лет. И мы сдержали свое слово, правда, после 30 лет окончания института встретились не все одногруппники. Около десяти человек ушли из жизни…

В конце июля 1968 года меня приняли на работу преподавателем кафедры механизации лесоразработок Хабаровского политехнического института. Доверили вести предмет «Расчет и проектирование специальных лесных машин». Этот предмет я не изучал, его не было и в учебном плане нашей подготовки, поэтому к лекциям готовился основательно. Очень много времени проводил в библиотеке, работая с литературой, для подготовки некоторых лекций требовалось более трех дней. Приходилось для проведения одного занятия собирать информацию из десяти, а то и более источников. Не хотелось «ударить лицом в грязь», ведь сразу пришлось работать со студентами четвертого курса, с которыми три месяца назад жил в одном коллективе и пил, как говорится, «водицу из одного корытца». Они тоже понимали ситуацию и прощали мне погрешности в работе. Правда, один раз «подловили» меня на лекции. Как-то объяснял им расчет узла лесной машины. Вывел отправную формулу для определения главного параметра, составил таблицу его значений в зависимости от факторов, влияющих на его величину, и добавил, что данный параметр можно определить и по графику, который зарисовал на доске. После этого один из студентов лекцию не слушал, а определял тот злополучный параметр по таблице и графику. Продолжая лекцию, слышу и вижу возмущение студента Смирнова (до сих пор помню его фамилию!). Он поднимает руку и говорит, что по таблице и графику этот параметр имеет значительные расхождения. Я растерялся, мне было очень стыдно. Пришлось выкручиваться, а на самом деле стал еще больше и вдумчивее готовиться к лекциям. Впоследствии таких «бед» со мной не случалось.

Одновременно с преподавательской работой я занимался наукой. Принимал участие в госбюджетных и хоздоговорных научных работах и одновременно готовился к поступлению в аспирантуру. За три года после окончания института сдал кандидатские экзамены по иностранному языку и философии, а также написал реферат.

Отработав на кафедре три года, я получил долгожданное направление в аспирантуру Московского лесотехнического института на кафедру механизации лесоразработок. Встретили меня там доброжелательно, заведующий кафедрой профессор И. И. Сиротов дал мне две недели на подготовку к кандидатскому экзамену по специальности. За это время я узнал состав экзаменационной комиссии и сидел в читальном зале, изучая основные научные труды ученых, которым предстоит сдавать экзамен. Получилось все так, как задумано, – экзамен сдал на отлично. При зачислении был большой конкурс, но мне повезло. Во-первых, я решил сдавать не вступительный экзамен по специальности, а сразу кандидатский, что было редкостью на кафедре и дерзостью с моей стороны. Во-вторых, поступал на целевое место, представленное для ХПИ, а в-третьих, заведующий аспирантурой, в прошлом полковник штаба Дальневосточного военного округа, был за меня. Научным руководителем я выбрал профессора Ювеналия Васильевича Шелгунова, хотя были и другие кандидатуры. Мне снова безумно повезло – я встретил добрейшей души человека, интеллигентнейшего ученого старой закалки, прошедшего всю Отечественную войну, на которую он ушел добровольно сразу после школьной скамьи из деревушки, что в Тверской области. Опережая события, скажу, что мы с Ювеналием Васильевичем до сих пор поддерживаем прекраснейшие отношения, общаемся по телефону и встречаемся в Москве. Ему сейчас более 80 лет, но он еще работает профессором кафедры ТОЛП Московского государственного университета леса. Им написано более десятка учебников, по которым учатся и студенты нашего университета.

Моя диссертационная работа была посвящена новому способу окорки древесины, позволяющему осуществлять эту операцию без применения горячей воды или пара, как это делалось ранее. Высокая производительность и экологически чистый процесс обработки древесины привлекли наше внимание. Чтобы убедиться в правильности выбора темы диссертации, мы подали заявку на предмет изобретения «Установка для окорки бревен» и получили авторское  свидетельство, признающее новизну наших направлений в работе. Это вселило уверенность, что научное направление выбрано правильно. По результатам второго года обучения я был в числе лучших аспирантов.

Во время исследований процесса окорки пришлось много времени и сил уделить проектированию и изготовлению экспериментального стенда и опытного окорочного станка, оснащению их регистрирующей и измерительной аппаратурой. Все это делалось вручную, по собственным чертежам. Порой эксперименты проводились в лаборатории круглосуточно, в течение нескольких дней. К счастью, научная работа была завершена и защита диссертации прошла успешно с единогласным решением членов диссертационного совета.

После окончания аспирантуры мне предложили остаться работать на кафедре МЛТИ. Коллектив кафедры был хороший, предоставлялись большие перспективы в дальнейшей научной работе, однако я решил вернуться в свой родной «политен». Здесь прошла моя юность, здесь я формировался как педагог, ученый и просто человек.

В сентябре 1980 года меня избрали по конкурсу на замещение вакантной должности заведующего кафедрой механизации лесоразработок, а несколько позже включили в состав учебно-методической комиссии по специальности «Лесоинженерное дело» учебно-методического объединения при Министерстве высшего и среднего специального образования СССР. За годы работы в этой комиссии довелось посетить практически все основные лесотехнические вузы страны и познакомиться с их ведущими учеными. В то время я был самым молодым заведующим среди родственных кафедр Советского Союза, поэтому старался впитать все лучшее, что видел в корифеях лесной науки. Мне хотелось сделать то, чего нет даже в ведущих вузах страны, но особенно волновали лабораторная база кафедры, методическое обеспечение учебного процесса, научная работа, практическая подготовка студентов и многое другое.

Первые годы моего руководства кафедрой были посвящены установлению связей с лесозаготовительными предприятиями ВО «Дальлеспром», научно-исследовательскими институтами «ДальНИИЛП», «ДальНИИЛХ», «Гипролестранс». Это оказало впоследствии, в научном и производственном плане, неоценимую помощь: стала развиваться госбюджетная наука, позволившая нашей кафедре принять участие в международном проекте «Модельный лес "Гассинский"», заказчиком которого являлось правительство Канады и управление лесами Хабаровского края. Значительные темпы набирала тематика хоздоговорных исследований, на кафедре появились новые защищенные диссертационные работы, расширялось студенческое научное общество. Лаборатории кафедры получили от лесозаготовительных предприятий полуавтоматическую линию для раскряжевки хлыстов, бензино- и электромоторные пилы, что способствовало укреплению ее материально-технической базы. Ведущие специалисты «Дальлеспрома» чаще стали привлекаться к педагогической работе кафедры.

При финансовой поддержке «ДальНИИЛПа» и под руководством его старшего научного сотрудника Л. В. Гущенковой на кафедре было организовано студенческое конструкторское бюро, способствовавшее развитию студенческого творчества и науки. В конструкторском бюро студенты разработали множество оригинальных узлов, механизмов, установок, приспособлений. Осуществлялись разработки и по заказам предприятий. Лучшие самостоятельные работы студентов демонстрировались на выставках и смотрах-конкурсах, где отмечались дипломами, грамотами и денежными премиями Министерства высшего и среднего специального образования РСФСР, Министерства лесной промышленности, НТО «Леспром» и ректората вуза. На конструкторские разработки студента А. Г. Скубаева Госкомитет по делам открытий и изобретений при Совете Министров СССР выдал авторские свидетельства, признав их изобретениями.

Расширяющиеся взаимоотношения кафедры с предприятиями отрасли заметно улучшили организацию различных видов практики студентов. Изучив опыт практической подготовки МЛТИ, ЛТА и других вузов страны, кафедра совместно с руководством факультета приняла решение об организации учебно-научно-производственной базы (УНПБ). Нам удалось убедить чиновников лесного комплекса Дальневосточного региона в острой необходимости практической подготовки студентов в производственных условиях и добиться у них выделения лесных площадей. И мы их получили в Хорском лесхозе.

Наше начинание было поддержано начальником ВО «Дальлеспром» А. Ф. Грабовским. Вместе с ним мы определили границы лесного фонда УНПБ и заложили фундаменты первых домиков в живописном месте на берегу реки. Позже были построены коттеджи для проживания студентов, класс для занятий, столовая и оздоровительный центр. Базу оснастили необходимыми машинами и механизмами. На этой базе студенты вахтовым методом проходили учебную практику по специальности в течение учебного года. Технологи участвовали в отводе лесосек, составлении технологических карт на разработку лесосеки, осваивали приемы валки деревьев, трелевки леса, а также изучали процесс рационального раскроя хлыста на деловые сортименты, правила техники безопасности и пороки древесины. Механики подготавливали лесозаготовительную технику к работе, проводили различные виды ее технического обслуживания и текущий ремонт, стажировались в роли операторов имеющейся на базе техники. Кроме того, со студентами занимались работники лесного хозяйства и охотоведы, которые помогали изучать фауну и флору окружающей среды.

Одновременно устанавливались тесные связи с ведущими вузами страны, осуществляющими подготовку специалистов для лесной отрасли народного хозяйства: Московским, Свердловским, Архангельским лесотехническими институтами, Ленинградской лесотехнической академией и Марийским политехническим институтом. Была отлажена целевая подготовка кадров для преподавательской работы на кафедре через аспирантуру, стало больше поступать учебной и методической литературы из этих вузов. Позже установилась деловая связь с Центральным научно-исследовательским институтом лесной промышленности. Этот институт снабжал кафедру сборниками научных трудов, плакатами, конструкторскими разработками новых видов техники, принимал студентов для прохождения производственных практик в своих лабораториях, делился опытом научной работы.

До сих пор большое внимание кафедра уделяет лабораторной базе, которая постоянно расширяется и совершенствуется. Введены в действие две лаборатории: первая – по исследованию процессов первичной обработки лесоматериалов, на которых основаны конструкции всех лесозаготовительных машин и установок; вторая – по технологическим процессам лесосечных, транспортных и лесоскладских работ. На смену морально устаревшему оборудованию спроектированы и изготовлены экспериментальные стенды для первой лаборатории, воспроизводящие конкретные процессы обработки древесины. Эти стенды оснащены тензометрической аппаратурой для измерения основных параметров этих процессов с использованием компьютерной техники. Для проведения деловых игр на практических занятиях вторая лаборатория располагает планшет-макетами лесосеки и лесопромышленного склада с набором моделей лесозаготовительного оборудования, а также оснащена стендами по сухопутному и водному транспорту леса.

На качественно новом уровне на кафедре поставлена методическая работа и издательская деятельность. Все дисциплины обеспечены рабочими программами, методической и справочной литературой. Приобретение новой оргтехники позволило пополнить плакатный фонд лаборатории. На кафедре заметно прогрессирует издательская деятельность преподавателей. Издано семь учебных пособий, из которых четыре с грифом учебно-методического объединения по образованию в области лесного дела. Кроме того, выпущен справочник лесозаготовителя и лабораторный практикум по лесозаготовительным машинам.

Обширные связи с лесопромышленниками, научно-исследовательскими институтами, ведущими вузами страны и энтузиазм преподавателей кафедры способствовали становлению кафедры и укреплению ее авторитета. К середине 1990-х годов кафедра вошла в число ведущих кафедр страны по подготовке специалистов для лесного комплекса. Однако многое еще не удалось сделать, не все получалось, и особенно в последние годы. Финансовые трудности всех вузов страны повлияли на дальнейшее развитие научной работы, снизили выпуск учебной, методической и специальной литературы. Современное акционирование предприятий и смена формы собственности ослабили их заинтересованность в практической подготовке студентов. Все это привело к снижению качества подготовки специалистов. Но, думаю, это временное явление и все изменится к лучшему.

Несмотря на все трудности, встретившиеся на жизненном пути, я счастлив, что связал свою судьбу с научно-педагогической деятельностью, которая позволила мне познать творческий труд, испытать радость общения с большими учеными и прекрасной студенческой молодежью!

Хабаровск, 2007 г.

Извините, ваш Интернет-браузер не поддерживается.

Пожалуйста, установите один из следующих браузеров:


Google Chrome (версия 21 и выше)

Mozilla Firefox (версия 4 и выше)

Opera (версия 9.62 и выше)

Internet Explorer (версия 7 и выше)


С вопросами обращайтесь в управление информатизации ТОГУ, mail@pnu.edu.ru