Обычная версия сайта Размер шрифта Цветовая схема Изображения

Фишер Интерна Ивановна

Фишер Интерна Ивановна

Из 29 лет работы в институте мне запомнились как самые яркие 1960-е годы, когда в стране еще сохранялась «оттепель», рожденная ХХ съездом, а Хабаровский технический университет, ныне ТОГУ, был Хабаровским автодорожным, затем политехническим институтом и переживал пору становления факультетов, преподавательского коллектива, поиска форм учебно-воспитательной работы и рождения традиций. Не претендуя на подробное изложение событий, хочу, прежде всего, вспомнить активных участников становления и роста института. Прошло почти полвека, из памяти ушли многие имена, а многих из тех, кто сохранился в памяти, уже нет в живых.

Избранная заочно по конкурсу старшим преподавателем на кафедру марксизма-ленинизма, я приехала в Хабаровск из Самаркандского сельхозинститута в августе 1962 года и пришла в институт, чтобы приступить к работе. Автодорожный институт в те годы стоял на огромном пустыре, тянувшемся от остановки «Поворот на спиртзавод» до базы КАФ. Учебный корпус был представлен лишь центральной частью, без правого и левого крыла, без актового и спортивного залов. Рядом одиноко стояло общежитие № 1, за глубоким оврагом едва выступал над землей первый этаж жилого дома, а еще – котельная да гараж.

Запомнилась первая встреча с ректором, которого я долго ждала в пустой приемной. «Ректор на котельной», – пояснила секретарша. Его появление осталось в моей памяти на всю жизнь как символ молодости института. В приемную не вошел, а ворвался, как вихрь, в развевающемся светлом плаще высокий, чернобровый, красивый мужчина. Он извинился, что не может подать руки, так как занимался ремонтом на котельной. В те дни там проходила добрая треть рабочего времени ректора – то не было угля, то он промерз, то ломался транспортер, то запили рабочие…

Михаил Павлович Даниловский – фронтовик, по специальности – строитель мостов, возглавил создание института, когда ему не было еще и 40 лет, и был его бессменным ректором почти 30 лет. Он стал талантливым администратором, обладал феноменальной памятью на знание законов, постановлений, инструкций и строго их придерживался. Умело сотрудничал с руководителями края, города, предприятий, знал особенности всех кафедр и специальностей института, знал всех преподавателей. В те годы формирования коллектива ректор беседовал с каждым вновь прибывшим преподавателем. К нему шли со всеми проблемами. Вечерами в его кабинете собирались не по вызову, «на посиделки», проректоры, деканы, секретарь парткома, отдельные завкафедрами. Шли узнать новости, поделиться проблемами, найти поддержку у коллег и ректора. На этих долгих вечерних беседах рождались новые идеи и планы работ; вырабатывалось мнение по отдельным острым проблемам. «Курилкой» позднее назвали эти вечера недоброжелатели, а рост масштабов работы, занятости участников и ректора привели к их исчезновению. Но именно там, в неформальной обстановке, особенно ярко проявились масштабы замыслов ректора, его молодой задор и человеческое отношение к коллегам. В последние годы я видела Михаила Павловича разным: задумчивым и расстроенным; суровым и раздраженным; седым и больным, но, проводив его в последний путь, и сегодня представляю его тем молодым, стремительным, в развевающемся светлом плаще…

Интересными людьми были и проректоры тех лет: по учебной работе – Николай Прохорович Парфенов, истинно ленинградский интеллигент, демократичный либерал, мягкий в общении, готовый прощать людям слабости и промахи, по научной работе – Николай Андреевич Алешин, сдержанный, собранный, глубоко эрудированный и строгий в суждениях. На смену им пришли более молодые Г. Ф. Кулаков и К. А. Дараган, а затем выпускники института В. В. Шкутко и А. И. Каминский.

В институте было четыре факультета – автодорожный, автомобильный, строительный и лесоинженерный, перебазировавшийся осенью 1962 года из Уссурийска со студентами I и II курсов. Строительный факультет возглавлял Леонид Михайлович Нишневич, доцент, завкафедрой геодезии. Кроме широты взглядов и знаний в своей специальности, его отличала необыкновенно сдержанная манера поведения в любой обстановке. Мягким, приглушенным голосом он и лекции читал в притихшей завороженной аудитории студентов, и разбирал конфликты в деканате, и выступал на заседаниях или собраниях, где складывалась горячая, спортивная обстановка. Он пользовался всеобщим уважением как мудрый наставник.

Деканом механического факультета был Михаил Захарович Турбин – крупный мужчина с хитринкой в глазах и улыбкой, ревниво боровшийся за лидерство факультета. Гордиться успехами факультета было основание – самый высокий конкурс был на специальность «Технология машиностроения», поэтому на факультет шли самые подготовленные абитуриенты.

Неземной горячностью отличался декан вновь прибывшего лесоинженерного факультета Давлед Мухаммедович Сабитов. Небольшого роста, уже за 50 лет, сбивчивый в речи, он упрямо отстаивал свою, порой даже ошибочную, точку зрения, шумел, обижался, но в конце концов отступал, принимая правоту противоположной стороны, и миролюбиво сохранял добрые отношения. Первоначально намечалось перебазировать из Уссурийска и специальность «Лесоразведение», для чего было запроектировано разбить на большой территории дендрарий. Проект не был до конца проработан, лесоразведение осталось в Уссурийском сельхозинституте, так как более соответствовало его профилю.

Меньше запомнился декан автомобильного факультета В. П. Сапожников – резкий в суждениях «технарь». Больше помнится молодой замдекана Юрий Башкин, труженик и товарищ студентам. Таким же тружеником, постоянно бывшим на месте, в деканате был и заместитель декана ПГС Геннадий Смирнов. На смену Сапожникову вскоре, на несколько лет, пришел Геннадий Федорович Кулаков, молодой патриот факультета.

Помню коллег, выделявшихся среди руководителей кафедр тех лет…

Леокадия Казимировна Мельникова, завкафедрой начертательной геометрии и черчения, – спокойная, сдержанная, умело руководившая самым многочисленным коллективом преподавателей. Галина Георгиевна Золотницкая – энергичная, веселая, она с немалыми сложностями управлялась с самой эмоционально неспокойной женской кафедрой (на ней работал один мужчина – Виталий Пасичников, при первой возможности уехавший на работу в Китай). Доцент Валентина Ивановна Сурнина, завкафедрой марксизма-ленинизма, затем истории, – сурово-сдержанная и принципиальная в суждениях, в духе времени она стремилась активно влиять на работу ректората, совета института и партийной организации. Доцент Борис Алексеевич Деревянкин, завкафедрой строительной механики, – один из наиболее уважаемых преподавателей. Извечный страх студентов перед экзаменом по сопромату был выражен студентами в юмористическом названии кафедры «семейство Чуркиных», так как на кафедре еще работал преподаватель по фамилии Колотушин. Однако трудности студентов в изучении кафедральных дисциплин смягчались мудро-философским и уважительно-дружелюбным, если не сказать отеческим, отношением к ним со стороны Бориса Алексеевича: таким же он оставался позже и на посту декана механического факультета. Деревянкин был и интересным собеседником, организатором шахматных турниров, неоднократным чемпионом Хабаровска по шахматам. Доцент Николай Владимирович Разумов, завкафедрой химии, – молчаливый, но временами вспыльчивый, единственный обладатель «профессорской» бороды и личной автомашины. Он не только много лет руководил кафедрой, но и породил догадки об изобретении особого состава горючего для своей «Волги», которая была на ходу в любые морозы. Укрытая черным пальто, она одиноко стояла перед парадным входом в институт, показывая, что доцент Разумов на работе.

Особое место в жизни института занимала кафедра военной подготовки во главе с полковником Павлом Петровичем Рожко. Офицеры кафедры были опорой ректората в решении самых сложных задач общественной и хозяйственной жизни: они часто руководили работой студентов на уборке картошки, создавали праздничное оформление здания института, возглавляли построение парадной колонны, организовывали военно-спортивные соревнования, дежурили в общежитиях и так далее.

Активно участвовали в жизни коллектива также Константин Борисович Куренщиков, завкафедрой физики и электротехники; Игорь Михайлович Иванов, завкафедрой гидравлики; Павел Ильич Сорокин, завкафедрой строительных и дорожных машин и многие другие.

Главное внимание педагогического коллектива занимал учебный процесс. Обучение велось по дневной, вечерней, заочной, а также экспериментальной очно-заочной форме, которая считалась дневной, но студенты сочетали учебу с работой на предприятиях. Ежедневную работу и учебу было трудно совмещать, и эксперимент вскоре был отменен, тем более что у основной части студентов был разрыв в учебе после школы. По условиям набора в те годы 80 процентов мест отводилось производственникам и демобилизованным из армии. Взрослый состав студентов отличало серьезное отношение к учебе, но разрыв в обучении создавал трудности в освоении ими материала. Проблемы в организации учебного процесса и в качестве преподавания определялись неустоявшимся составом кафедр, нехваткой высококвалифицированных преподавателей.

Это были годы роста – расширялся набор студентов, вводились новые специальности, создавались новые кафедры и факультеты, обновлялся состав преподавателей. Первый выпуск состоялся в 1963 году, и в последующие годы значительная часть преподавателей формировалась из своих выпускников, у которых не было ни опыта, ни знания педагогики. Преподавателей с учеными степенями и званиями были единицы. Гордостью института был единственный доктор технических наук, профессор Павел Ильич Сорокин, завкафедрой СДМ. Он первым открыл свою аспирантуру. Заезжие из других регионов преподаватели со степенями и званиями или не выдерживали трудностей роста института, или не оправдывали своих званий.

Поэтому в 1960-е годы ректорат начал настойчивую кампанию по повышению квалификации преподавателей, направляя в аспирантуры центральных вузов по 100–130 преподавателей в год. Отдача пришла лишь в 1970-е годы, а пока шло постоянное обновление кафедр со свойственными этому трудностями. Они усугублялись отсутствием бытовых удобств. В первые зимы, когда еще не была подведена теплотрасса, а на котельной были непрерывные поломки, в институте и в общежитиях часто царил холод. В общежитии, где на верхнем этаже жили преподаватели, замерзала вода в графинах, на занятиях сидели в пальто и варежках. Гулявшая в городе эпидемия гриппа институт обходила стороной, что породило шутку – «в «политене» вирусы вымерзли». Водопровод и канализация работали нерегулярно. Перед общежитием стоял длинный армейский умывальник-рукомойник, работавший до заморозков. Над оврагом стоял дощатый туалет, где гулял ветер, грозя унести «посетителя». Имелся дощатый туалет на две ячейки и для учебного корпуса, находившийся около шоссе, где ныне остановка автобуса. Бытовые проблемы общежития описывал в стишке под названием «Временные трудности» мой муж Лев Григорьевич Куперштейн:

Третий день не умываюсь,
Трепещу за каждый шаг.
На рассвете просыпаюсь
И стремглав бегу «в овраг».
Гогоча студенты скачут
И студентки с хохотком.
Надрываясь, дети плачут,
Кто-то мчится вниз с горшком…

Трудности быта переносились с юмором, верилось, что они действительно временные, как неизбежный этап становления молодого института. Много сил и времени забирало у коллектива продолжавшееся строительство учебного корпуса, общежитий, столовой, жилых домов. Главная тяжесть строительства легла на плечи ректора. У него был заместитель, точнее, помощник по строительству – Александр Степанович Кудрин, знающий специалист-строитель, мягкий, бесконфликтный человек с доброй улыбкой, которому тяжело было «пробивать» проблемы в высоких сферах, добывать недостающие стройматериалы на предприятиях, средства в министерстве. В помощь ректорату при партийном комитете была создана строительная комиссия во главе с доцентом Черкасовым, завкафедрой строительного производства. Комиссия следила за качеством строительных работ, помогала в совершенствовании технологии строительства. На стройку часто привлекались студенты, особенно строительного факультета, среди которых было немало опытных производственников. Часть из них здесь проходила производственную практику. Снимались с занятий и студенты других факультетов. Так, при завершении стройки общежития № 5 для ЛИФа была снята группа I курса МЛ-34, в которой преобладали бывшие армейцы. Ректор поставил перед ними задачу – сдать экзамены весенней сессии на месяц раньше и выйти на стройку. Ребята с честью выполнили эту задачу. Преподаватели и студенты выходили на уборку новых участков перед приемом их государственной комиссией.

Праздником стало введение в строй актового и спортивного залов, правого крыла и, последним, левого крыла учебного корпуса. Пустым и холодным стоял цокольный этаж. Трудно шло оснащение лабораторий. Финансирование по линии министерства было скудным. Приходилось ректору, завкафедрами и преподавателям использовать для приобретения оборудования следующие методы: от предприятий – по хоздоговорам; от родителей студентов, руководителей предприятий; через личные знакомства. Как правило, добытое оборудование было устаревшим, что осложняло обучение. И все же учебная база менялась на глазах. Новые площади постепенно оживали. Вводя в строй новые лекционные залы, лаборатории, мы вспоминали, как в первый год спускались «в тапочках» с верхних этажей общежития № 1 на первый, где шли занятия.

Здание учебного корпуса было открыто днем и ночью. За порядком наблюдал один вахтер. Нередки были случаи, когда в аудиториях ночевали студенты и даже посторонние люди. На вечера отдыха проникали через окна первых этажей на лестничных пролетах. Обстановка изменилась в 1963/64 учебном году после кражи крупной суммы из институтской кассы. Похитителей так и не нашли, но в институте усилили меры охраны. Переходы из центрального вестибюля в боковые коридоры перекрыли решетками, запирающимися на ночь. Решетки поставили на всех окнах цокольного и первого этажей, лестниц.

Открытие столовой улучшило питание студентов, которое ограничивалось скромным ассортиментом. По отдельному графику факультеты также высаживали молодые деревца вокруг учебного корпуса и общежитий, закладывали основу зеленого окружения, похожего сегодня на лес.

Первоначальный проект институтского городка, который с гордостью демонстрировал ректор иностранным делегациям и гостям, постепенно сужался из-за ограничений финансирования. Первоначально предлагался фонтан на аллее перед центральным входом в институт; кафе у подножия сопочки, где позже разместилось городское автохозяйство. Овраг должен был стать каналом, обсаженным лесопосадками, с лодочной станцией и заканчиваться за жилым городком, где планировали построить большой стадион. За стадионом должен был раскинуться дендрарий лесного факультета. Из этого проекта осуществилось: учебный корпус, общежития, столовая да жилой городок, который уже тогда стали называть – «хутор Даниловского».

Особым периодом в жизни коллектива была осень. Едва начинались занятия, а то и до их начала, поступала разнарядка о выезде на уборку картошки, заготовку овощей на полях и овощебазах. Чаще всего студенты работали в селе Полетном и колхозах Ленинского района ЕАО. Для студентов время на сельхозработах было наполнено романтикой, особенно для первокурсников – знакомство с сокурсниками, поиск друзей и сплочение коллектива групп, влюбленность. Но условия быта, точнее, его неустроенность, холод, болезни лишали многих сил и энтузиазма. Особенно трудно было преподавателям, направлявшимся руководителями, – нарушались планы научной подготовки, создавались проблемы в семьях, страдало здоровье. Единственным утешением была возможность заготовить картофель на зиму для семьи, для сотрудников. Для многих женщин работа на овощебазе осложняла проблемы с детьми, была тяжела физически. Но разнарядка была строгой, руководство института ежедневно «отчитывали» сверху, и оно вынуждено было закрывать глаза на нужды и проблемы сотрудников. Иное дело – стройотряды. Хотя и они формировались по разнарядке сверху, но при благоприятных условиях студенты и преподаватели могли там заработать.

Возможно, именно холод и неустроенный быт ускорили течение болезни молодого офицера специальной кафедры майора Олега Петровича Киприянова, руководившего студентами на уборке картошки в селе Полетном. Предполагаемая ангина оказалась быстротекущей лейкемией. В те годы на Дальнем Востоке она поразила немало людей. Это были последствия испытания американцами ядерной бомбы на атолле Бикини. Талантливый специалист, строитель дорог, секретарь партбюро автодорожного факультета, ясноглазый и открытый всем, Олег Петрович не терял оптимизма. И на больничной койке он продолжал работать над диссертацией, но спасти его не удалось. Он стал первым членом молодого коллектива, которого мы провожали на погост…

Молодость института, молодость преподавателей в сочетании со значительной частью взрослых студентов создавали условия для формирования общественных организаций, поиска форм работы и рождения традиций. Значительную роль в жизни коллектива играла в те годы партийная организация. Критика методов и форм работы КПСС не отрицает ее влияния на жизнь коллектива. Можно переосмыслить историю, извлечь уроки из прошлого, но ни отменить, ни переделать ее невозможно. Она состоялась, так было.

Особенностью парторганизации института было преобладание в ее составе коммунистов-студентов. В 1964/65 учебном году она насчитывала более 500 человек, из них более 75 процентов составляли студенты. В связи с этим партийное бюро было преобразовано в партийный комитет, а на факультетах избирались партийные бюро. Первого секретаря институтской парторганизации прислали из райкома. Это был Михаил Иванович Поздняков. Затем он стал преподавателем кафедры политэкономии, позднее – деканом инженерно-экономического факультета. В 1963 году с созданием парткома его секретарем была избрана я и оставалась им до осени 1965-го. Пребывание на этой должности позволяет мне сегодня помнить многие события тех лет и современников.

Члены парткома, как и члены факультетских партийных бюро, занимались не только организационно-партийной работой, но и активно влияли на производственные проблемы, думали о быте, досуге преподавателей и студентов, отдавали много сил и времени их совершенствованию.

Помню активистов тех дней… Константин Евграфович Бубон, преподаватель кафедры начертательной геометрии, заместитель секретаря парткома по организационной работе. Бывший военный, он четко осуществлял связь с факультетскими партбюро, держал в порядке дела и документацию, проявлял высокую ответственность, а хлопотливость, педантизм в характере позволяли ему решать все дела четко, доводить до полного их решения. Зоя Федоровна Пономарева, заместитель секретаря парткома по идеологической работе, тогда – молодой преподаватель кафедры политэкономии, только окончившая партийную школу в Хабаровске. Пройдя школу комсомольской работы, она сохраняла молодежный энтузиазм, вносила задор и новизну в воспитательную работу со студентами. Всегда имела свою позицию, умела ее отстаивать и убеждать других. Позднее защитила кандидатскую диссертацию, многие годы заведовала кафедрой политэкономии. Георгий Павлович Собин – тогда молодой аспирант, стал организатором всей культурно-массовой работы в институте. Он сумел собрать вокруг себя энтузиастов-преподавателей и организовать преподавательскую самодеятельность. Умело руководил активом комсомольских и профсоюзных студенческих организаций, возглавлявших культурно-массовые сектора, успевал готовить институтские вечера, смотры художественной самодеятельности. Сам прекрасно пел и выступал на сцене. Позднее, став доцентом, возглавил кафедру инженерной геологии.

Среди активных членов парткома и общественников-патриотов института хочу также назвать Юрия Федоровича Башкина, заместителя секретаря парткома, заместителя декана АТ; Виктора Павловича Николаева, преподавателя кафедры математики, позднее заведующего ею; Андриана Макаровича Кульбиду – мастера с военной кафедры; Майю Федоровну Пахомкину – тогда молодого преподавателя кафедры философии (позднее заведующую ею), она курировала печать – институтскую газету и стенную печать на факультетах; Игоря Михайловича Иванова, завкафедрой гидравлики; Валентину Ивановну Сурнину, завкафедрой истории КПСС; Софью Спиридоновну Бормотову, преподавателя кафедры философии, позднее завкафедрой; Федора Петровича Гаврильчука, руководителя кафедры гидравлики и многих других.

Многие годы во главе преподавательского профкома стояла Софья Михайловна Куренщикова, ставшая со временем одним из активных и известных в Хабаровском крае профсоюзных деятелей. Она последовательно отстаивала права и заботилась о нуждах преподавателей и сотрудников, контролировала работу столовой и магазина в жилом городке, требовала наличия товаров для студентов. Одной из главных забот профкома было обеспечение жильем, распределение квартир и мест в общежитиях. Заселялись новые жилые дома, но коллектив рос, и проблема оставалась острой.

Должность хлопотливого профсоюзного лидера затем заняла Луиза Дмитриевна Шеховцова, преподаватель кафедры истории КПСС. Веселая, в отличие от строго-сдержанной Софьи Михайловны, она вступала в «горячие бои» с ректоратом, парткомом, завкафедрами и не успокаивалась, пока не добивалась успеха в отстаивании интересов любого сотрудника.

После Шеховцовой профком возглавил Николай Яковлевич Сафронов, преподаватель кафедры физвоспитания. Небольшого роста, быстрый, всегда готовый выполнить любое поручение, он сохранял воинскую привычку – щелкал каблуками и отвечал: «Есть!», бурно возмущался неисполнительностью других. И в последующие годы оставался таким же подвижным, бодрым. Страстный рыбак, он заранее пришел к поезду на станцию Амур, но защемило сердце, заставило присесть на платформе у дерева. Он уже не увидел, как поезд уходил туда, где мечтал отдохнуть над удочкой…

Предметом споров была кураторская работа в студенческих группах. Некоторые отрицали ее необходимость, не находили себя в ней, так как многие студенты были взрослыми, а вмешательство в личную жизнь – дело деликатное. Но жизнь подтверждала необходимость кураторов. Успеваемость, дисциплина, порядок в общежитии, семейно-бытовые проблемы, питание и душевное состояние были заботой состоявшихся, лучших кураторов, а в ответ они получали любовь и уважение студентов. Поистине материнской заботой о студентах отличались Нинель Федоровна Петрухина, преподаватель кафедры технологии металлов, Татьяна Васильевна Макарова с кафедры экономики строительства, Лидия Васильевна Сеничева с кафедры химии, Эмма Владимировна Введенская с кафедры иностранных языков и многие другие. При этом названные кураторы выполняли и другие общественные поручения. Так, М. В. Фролова и Т. В. Макарова были членами профсоюзного и партийного коллективов факультетов, Э. В. Введенская – членом парткома института.

Для преподавателей и сотрудников в 1963 году был создан университет культуры. Инициаторами и руководителями его стали преподаватели кафедры философии Галина Николаевна Затевахина и Надежда Макаровна Корнева. Занятия вели как приглашенные лекторы, так и свои преподаватели. Занятия о театре вел проректор Н. П. Парфенов. Он сам был смолоду участником самодеятельности, увлеченным театралом, прекрасно пел, украшая пением занятия в университете.

Занятия, посвященные живописи, вел начальник учебной части специальной кафедры полковник Б. В. Старжецкий, художник-любитель, а о музыке рассказывал игравший на скрипке офицер той же кафедры полковник Е. М. Гансбург, ленинградец с музыкальным образованием. В 1965 году в институте стала издаваться своя многотиражная газета «За инженерные кадры». Ее секретарем была опытный журналист Анна Артемовна Приходько, литературным сотрудником Эдуард Корчмарев, позднее – доцент института культуры.

Накапливались опыт и традиции, на этой основе был создан Совет ветеранов войны и труда. Его возглавили Андриан Макарович Кульбида и Виктор Владимирович Гаевский – оба участники Великой Отечественной войны. Под руководством Совета ветеранов была оформлена комната боевой славы и стенд лучших людей института и его лучших выпускников.

Много сил приложила к созданию и расширению библиотеки ее заведующая Елена Давыдовна Басс. К трудностям формирования книжного фонда, организации работы читальных залов добавлялась постоянная тревога за сохранность книг. Книжный фонд разместился в цокольном этаже под актовым залом, куда из-за ошибки в строительстве дренажной системы часто просачивалась вода, и требовались авральные работы по перемещению книг. Строгая с подчиненными, Елена Давыдовна воспитывала двух усыновленных детей, а в 42 года родила наконец-то и своего долгожданного ребенка.

Кропотливо запечатлевал события жизни коллектива заведовавший фотолабораторией Виталий Зыблев с молодой помощницей Ириной Потехиной. Думаю, на основе их материалов можно создать фотоисторию института. В оформлении новых лекционных аудиторий, лабораторий, актового зала, их техническом оснащении принимали участие многие преподаватели и сотрудники. Большой вклад в эту работу внесли Константин Борисович Куренщиков, завкафедрой физики и электротехники, завлабораторией этой кафедры Борис Николаевич Лелянов. Особо хочется отметить Жанну Филипповну Почетовскую, неугомонную, вездесущую помощницу, бессменного киномеханика. Она успевала повсюду – демонстрировала учебные фильмы на занятиях, художественные на вечерах, помогала в оборудовании новых аудиторий и лабораторий, чинила вышедшую из строя аппаратуру. Шумная, но беззаветно преданная патриотка института, великая труженица, заслуживающая почета и памяти.

Медицинский пункт, занимавший две маленькие комнаты в общежитии № 1, был преобразован в отделение поликлиники и разместился в новом общежитии. На институтских площадях в 1964 году открылись и начальные классы общеобразовательной школы. Пока не построили школу в Северном микрорайоне, по коридорам ХПИ бегали первоклассники – будущие абитуриенты.

В 1966 году в здании нашего института начал набор студентов только что созданный институт народного хозяйства. Рядом началось строительство его учебного корпуса. Потеснили наших студентов и в общежитии, отдав часть мест студентам молодого вуза. Его ректором стал завкафедрой политэкономии нашего института С. И. Гайдачук.

Студенческие организации оказывали влияние на все стороны жизни института. Их возглавляли, как правило, бывшие армейцы – члены партии: секретарь комитета комсомола – студент АТ Анатолий Мирошин; председатели профкома – студенты АТ Виталий Земша, затем Виталий Шеховцов; секретарем комитета комсомола ЛИФа был Виталий Шкутко.

Для поддержания порядка в общежитиях, где не было штатных вахтеров, был создан совет студенческого городка, председателем которого стал студент АТ Борис Ворошилов. На вахте дежурили сами студенты, жившие в общежитии. В учебном корпусе гардеробщиками тоже были студенты, по графику снимавшиеся с занятий. Дежурство в гардеробе, порядок в общежитии были одними из показателей соревнования между факультетами. Но главным показателем, конечно, была успеваемость. В определении мест решающим был голос студенческих организаций, прежде всего, учебной комиссии студенческого профкома. Бурно проходили заседания этой комиссии, где присутствовали представители комитета комсомола, парткома, факультетских организаций во главе с деканами.

Занять первое место в предпраздничные дни означало возглавить колонну института на демонстрации. В первые годы коллектив ходил на митинги в Краснофлотский район. Шли пустырями, как на дореволюционные маевки. Первый выход коллектива на центральную площадь Хабаровска состоялся в ноябрьский праздник 1964 года. Семь километров до центра шли строем с песнями, шутками, под музыку своего духового оркестра. Было ветрено, прорывался снежок, но настроение оставалось приподнято-торжественным. Колонна ХПИ должна была замыкать шествие Кировского района, но руководство института дало команду отстать, и мы прошли по площади имени Ленина своей колонной, которая была больше, чем весь Кировский район. Нас приветствовали аплодисментами трибуны и зрители на тротуарах.

Институт становился гордостью города и края. Он должен был стать самым крупным вузом за Уралом. Все почетные гости края и города посещали ХПИ. В переполненном актовом зале шли встречи с первыми космонавтами – Г. Титовым, А. Леоновым, их наставником Н. П. Каманиным; с героем штурма рейхстага полковником С. А. Неустроевым; представителями правительства страны, иностранными делегациями. Чаще других бывали гости из Японии – мэр города Ниигаты, побратима Хабаровска, господин Ватанабэ; профессора и студенты Токийского университета; делегации из Вьетнама, ГДР, других стран. Все встречи проходили под знаком мира и дружбы. Удивляло, с каким азартом японские студенты пели вместе с нашими русские песни – «Катюша», «Калинка», «Подмосковные вечера». При этом они знали слова песен лучше, чем наши студенты.

Волнующим был митинг коллектива в марте 1969 года, в дни событий на острове Даманском. Среди студентов были парни, служившие на границе с Китаем и даже в погранотряде Бубенина. В едином порыве выступавшие и сидевшие в зале выражали готовность встать на защиту Родины.

Актовый зал стал центром культурной жизни. Здесь шли кинофильмы первым экраном в городе как филиале кинотеатра «Амур». На сцене актового зала ставили спектакли хабаровские театры, шли концерты знаменитых актеров, приезжавших на гастроли из центра страны. Здесь пели молодые М. Магомаев, Жан Татлян, В. Ободзинский.

Яркой, массовой была студенческая самодеятельность. Факультеты во главе с деканами ревностно боролись за первое место, а смотры становились волнующим, праздничным событием. В зале заранее занимались места, для преподавателей отгораживались ряды. В ходе концерта двери зала распахивались так, чтобы зрители из вестибюля и с его балкона могли хоть что-то увидеть и услышать. Институт гордился своими талантами: тенором Леонтьевым, студентом АТ, который также пел в городской самодеятельной опере; дуэтом Луконин – Водопьянов (студенты АТ); лирическим тенором студентом АД Остроумовым; неизменным конферансье концертов и вечеров, а также талантливым мимом, студентом ПГС Жорой Кузьменко и многими другими.

Смотры самодеятельности были событием не только в жизни института, на них, как и на институтские вечера, рвалась молодежь из других вузов. Одной из главных забот их организаторов, особенно Г. П. Собина, было «спасение» входных дверей, тогда довольно непрочных, которые раскачивались толпой молодежи в 200–300 человек, грозившей их сломать. По всему Дальнему Востоку гастролировал эстрадный оркестр института под руководством Баранова. Под особой опекой ректора был духовой оркестр – участник всех праздников и торжеств. Ректор изыскивал средства для поощрения «духовиков», понимая, как трудно им играть в любое время и в любых условиях. Старостой и душой оркестра был студент ЛИФа В. Степанский. Популярностью у студентов пользовался клуб кинолюбителей «Зеркало», руководила им и была инициатором его создания преподаватель кафедры философии Н. М. Корнева.

Душевно-теплыми были вечера преподавателей и сотрудников. Они проходили сначала в буфете на третьем этаже учебного корпуса, затем в открывшейся столовой. Собирались семьями, за столиками, танцевали все вместе, от ректора до уборщиц. Здесь играл преподавательский эстрадный оркестр, выступали преподаватели – участники художественной самодеятельности. Зачаровывала слушателей красивым высоким голосом Елена Сергеевна Смотрова; пели проректор Н. П. Парфенов, Г. П. Собин, супруги Леоновы, чета Мартыновых и другие таланты. Супруги Мартыновы – Тамара Максимовна и Владимир Иннокентьевич – были также неизменными участниками ежегодных лыжных кроссов. Соперничали с ними на лыжах Лидия Васильевна Сеничева, Татьяна Васильевна Макарова, Валентина Васильевна Кузлякина, Лидия Кузьминична Гуц и многие другие.

Привлекало внимание оформление актового зала в авангардистском стиле и праздничной колонны института. Задавали тон и были исполнителями молодые преподаватели кафедры архитектуры супруги Ческидовы, а также братья Лосевы. Но наш энтузиазм постепенно приглушили. Наступили 1970-е, застойные годы, стали довлеть общепринятые, стабильные формы и нормы. Запретили преподавательские вечера с застольем – «вдруг кто-нибудь напьется»… Распались наши оркестры. Смотры художественной самодеятельности утратили прежний ажиотаж и яркость. Запретили танцы в спортивном зале. Ушли из института молодые архитекторы Ческидовы, уехали братья Лосевы. Для руководства парткомом была направлена функционер М. Е. Лобанова, твердой рукой вводившая одобренные «сверху» формы работы. Выходы на демонстрацию для многих становились принудительными; оформление колонн вручалось студентам под расписку. Был случай, когда за неявку на демонстрацию исключили из института старосту одной из групп IV курса АД – Рындина. Институт он закончил на вечернем отделении и позднее стал преподавателем кафедры геодезии.

В основном на бумаге оставались грандиозные планы по развитию института, новых специальностей, льгот для ученых, которые мы коллективно намечали по заданию крайкома КПСС и крайисполкома в связи с правительственными планами развития Дальнего Востока. Но институт продолжал расти, накапливая опыт, создавая свою историю. Многие формы работы и традиции, заложенные в 1960-е, нашли свое развитие в последующей жизни коллектива ХПИ.

В 1960-е годы был создан стенд «Первые преподаватели института». Теперь достаточно материала, чтобы создать стенд или книгу о тех, кто работал по 20, 30, 40 лет. Хотя вряд ли есть те, кто работал 50 лет. Можно подготовить отдельный материал о тех, кто стал известным ученым или об известных в Хабаровском крае, на Дальнем Востоке, в стране выпускниках. Поднимая историю, отдавая должное тем, кто начинал, кто долгие годы работал в институте, главное, не забыть тех ветеранов, кто еще жив, кому требуется внимание и поддержка родного коллектива и в дни юбилейных торжеств, и в повседневности…

Что могу рассказать о кафедрах общественных наук (КОН)? В 1962 году, когда я приступила к работе в институте, была кафедра марксизма-ленинизма, от которой последовательно отпочковались кафедры политэкономии, философии, научного коммунизма и истории КПСС. Кафедрой марксизма-ленинизма заведовала доцент Валентина Ивановна Сурнина. Учебный кабинет был расположен на третьем этаже в центре, заведовала им Любовь Феофановна Кутузова. Первой отделились кафедра политэкономии, ее заведующим стал молодой кандидат экономических наук Ю. М. Каныгин, заведующей учебным кабинетом – Людмила Левкова.

Затем отделились кафедры философии (заведующий А. Н. Фарафонов), научного коммунизма (заведующий Н. Г. Войтенко) и сформировалась самостоятельная кафедра истории КПСС. С вступлением в строй правого крыла учебного корпуса кафедры получили каждая по отдельному учебному кабинету, кабинеты заведующих этими кафедрами и лекционные аудитории – 403п и 401п. Валентина Ивановна Сурнина приложила много сил для формирования кафедр. Она поддерживала связь с КОН центральных вузов, подыскивала места в аспирантуре, научных руководителей, отстаивала интересы кафедр и их сотрудников в институте, нередко материально поддерживала молодых преподавателей из личных средств.

Формировались кафедры в основном за счет выпускников МГУ и ЛГУ, эрудированных и по тем временам «зараженных» нетрадиционным мышлением или «вольнодумством».

В начале 60-х приехали преподаватели, оставшиеся на долгие годы в институте, среди них Лидия Поликарповна Степанова, Эдуард Михайлович Шельдешев, Светлана Александровна Черепахина (ставшая Шельдешевой), Владимир Борисович Каминский, Сергей Данилович Ким, Антонина Родионовна Ким, Надежда Андреевна Присягина, Петр Иванович Богацкий, Виталий Михайлович Кордас, Наталья Михайловна Самарина, Галина Ивановна Лысенко и другие. Не все выпускники центральных вузов закрепились в институте. Более прочно врастали в коллектив выпускники местных вузов, такие как Алиса Владимировна Безрукова, Любовь Феофановна Кутузова, Елена Ивановна Куликова, Зоя Федоровна Пономарева, Галина Прокопьевна Распопова, Софья Спиридоновна Бормотова, Нина Георгиевна Кузнецова, Майя Федоровна Пахомкина, Леонид Поликарпович Храмцов. Большинство из них не имели опыта и стажа преподавания. В свои 36 лет я оказалась самым опытным лектором на кафедре истории КПСС, имея стаж 8 лет, и читала лекции на нескольких факультетах днем и вечером, даже тогда, когда была избрана освобожденным секретарем парткома института.

Кафедры непрерывно обновлялись в силу отрыва от научных центров, трудностей научного роста, что вело к оттоку выпускников центральных вузов. Научная работа складывалась трудно не только из-за отдаленности от научных центров, но и по ее содержанию и методам. Многие архивы были закрыты для исследователей, работы основывались на публикациях, чужих выводах, должны были соответствовать документам правящих органов. Лично я считала тогда и считаю сегодня, что время работы над диссертацией было потеряно для роста эрудиции и моего преподавательского мастерства.

В преподавании общественных наук было также немало сложностей: ограничение самостоятельности в изложении материала, регламентированного программой курсов, утверждаемых ЦК КПСС; раздвоение в информации, получаемой преподавателями свыше – одно «для вас», другое – «не для широкого слушателя». Вспоминаю, как атаковали меня взрослые студенты АД в 1962 году, во время Карибского кризиса, когда наше правительство сначала отрицало наличие советских ракет на Кубе, а затем заявило об их выведении с острова. Или в 1963 году, по итогам посещения Н. С. Хрущевым выставки художников и в связи с его резкими выпадами. Следовали вопросы мне: «кто дал право диктовать художнику что рисовать?», «где правда?» и тому подобные… Видя мои затруднения в ответах, кто-то из студентов пытался остановить «атаку» товарища такими словами: «Что, маленький что ли? Сам не понимаешь?» Возникало чувство взаимного доверия, что говорило о взаимопонимании и уважении.

В условиях господства государственной идеологии КОН пользовались определенными льготами в учебном процессе, в обеспечении жильем и активно влияли на учебный процесс и общественную жизнь коллектива. Это порой вызывало глухое недовольство преподавателей других кафедр. Но отличительной чертой основной части преподавателей КОН были трудолюбие, патриотизм и активное участие во всех делах общественной жизни коллектива, что создавало им авторитет и уважение.

Из числа преподавателей, уважаемых в коллективе института, можно назвать многих представителей старшего поколения, без которых невозможно представить жизнь института тех и последующих лет. Это В. И. Сурнина, З. Ф. Пономарева, В. М. Ягодкин, С. С. Бормотова, С. Д. Ким, Л. Д. Шеховцева, Л. Ф. Кутузова, В. В. Гаевский, Н. Г. Войтенко, М. В. Лукашевич, М. Ф. Пахомкина, А. П. Храмцов. Одни из них возглавляли партийные или профсоюзные организации, работали заместителями деканов, организовывали лектории, вечера вопросов и ответов, участвовали в организации самодеятельности, были кураторами студенческих групп. Главным содержанием их педагогической и общественной работы было воспитание патриотов, честных тружеников, грамотных, демократичных руководителей производства.

Ежегодно ведущие лекторы КОН направлялись во все районы Хабаровского края для проведения семинаров пропагандистов и лекторов. Они выезжали с лекциями в глухие леспромхозы, на оленьи стойбища, рыбозаводы на глухих побережьях, в погранотряды и лагеря заключенных, в Хабаровске выступали с лекциями на предприятиях и в учебных заведениях. Известными в городе и крае лекторами-международниками стали Э. М. Шельдешев, В. М. Кордас, Б. Г. Корсаков, В. В. Гаевский, В. М. Ягодкин, Н. Г. Войтенко, С. Д. Ким. За большую лекционную работу Э. М. Шельдешев был удостоен звания заслуженного деятеля культуры РСФСР, ряд преподавателей КОН награждены правительственным знаком «За отличные успехи в работе» в области высшего образования. Среди них С. Д. Ким, есть такая награда и у меня.

На КОН работало много интересных и внешне красивых людей. «Где разыскивают кафедры общественных наук таких привлекательных женщин»? – шутил проректор К. А. Дараган. В самом деле, можно назвать многих женственных, привлекательных преподавателей, кто и внешним видом воспитывал молодежь. Это Галина Анохина, Алиса Безрукова, Галина Затевахина, Антонина Ким, Антонина Костромина, Нина Кузнецова, Тамара Пасичникова, Таисия Проскурякова, Лидия Степанова, Милада Соколова, Галина Распопова, Светлана Шельдешева, Луиза Шеховцова и другие. К сожалению, немало преподавателей-женщин, отдававших работе энтузиазм и все свое время, не сумели создать семью, лишились простого женского счастья.

Первым пенсионером, уходившим на отдых в начале 1960-х, была Валентина Владимировна Осокина с кафедры политэкономии. Из старшего поколения тех лет уже все ушли на заслуженный отдых, немало и тех, кто покинул этот мир…

Беер-Шева (Израиль), 2006 г.

Извините, ваш Интернет-браузер не поддерживается.

Пожалуйста, установите один из следующих браузеров:


Google Chrome (версия 21 и выше)

Mozilla Firefox (версия 4 и выше)

Opera (версия 9.62 и выше)

Internet Explorer (версия 7 и выше)


С вопросами обращайтесь в управление информатизации ТОГУ, mail@pnu.edu.ru