Обычная версия сайта Размер шрифта Цветовая схема Изображения

Скорняков Василий Евгеньевич

Скорняков Василий Евгеньевич

В середине октября 2006 года, находясь в группе представителей университета на митинге в честь открытия Дней памяти первого ректора ХПИ Михаила Павловича Даниловского, я поймал себя на мысли, что и мне есть, что вспомнить. Ведь с университетом я и моя семья связаны более 20 лет.

1977-й: успешно сданы вступительные экзамены (даже физика), и меня в числе первых абитуриентов приемная комиссия автодорожного факультета (АДФ) пригласила на собеседование. Здесь и состоялось мое знакомство с деканом АДФ Сергеем Григорьевичем Цупиковым. Минут 10–15 я отвечал на его вопросы о выборе профессии, жизненной позиции, спортивных достижениях, семье, Николаевске-на-Амуре. Помню, что мою фамилию он занес в какую-то записную книжечку. В дальнейшем Сергей Григорьевич стал моим проводником в студенческой жизни и карьере секретаря комсомольской организации.

Все пять лет обучения в Хабаровском политехническом институте меня окружали люди, внимание, забота и жизненный опыт которых оставили след в моей судьбе. Прежде всего, это Валентин Григорьевич Рындин – доцент кафедры геодезии и секретарь партийной организации факультета, Георгий Павлович Собин – доцент кафедры геологии и механики грунтов, Аполенар Иванович Ярмолинский – старший куратор нашего потока АД (автомобильные дороги), Борис Сергеевич Быков – декан АДФ в 1982 году. Ну и, конечно же, Михаил Павлович Даниловский – ректор института.

Моя первая встреча с М. П. Даниловским состоялась следующим образом. Нас, бывших армейцев, собрали в бригаду, которая получила название ректорской, и отрядили на горячие участки работы по подготовке к новому 1977 учебному году. В тот день мы меняли светильники по всему коридору второго этажа института от левого крыла к правому. В том месте, где сегодня расположена Доска почета, к нам подошел Михаил Павлович. Уже само слово «ректор» приводило нас тогда в трепет, не говоря о том, что ректор вообще для нас был человеком недосягаемым. Перед нами же оказался приветливый, отзывчивый, доброжелательный и заботливый человек. Кроме обычных вопросов по работе – о количестве замененных светильников, знании правил электробезопасности и охраны труда – Михаил Павлович расспросил о том, как нам живется в общежитии, чем питаемся, чем занимаемся по вечерам, есть ли трудности в работе, из каких мест мы приехали поступать, как поживают наши родители, каков достаток в семьях. Память у Михаила Павловича была отменная. В 1980 году, когда рассматривалось мое заявление о приеме кандидатом в члены КПСС, ректор поблагодарил меня за качественную работу по замене светильников и поинтересовался, как обстоят дела с урожаем в Николаевске-на-Амуре. В чуткости, в огромном внимании нашего первого ректора к жизни студентов мне пришлось еще не один раз убеждаться позднее.

Поистине, студенческие годы – самые незабываемые. Кроме учебных будней вспоминаются минуты радости после сдачи трудных экзаменов, выезды на природу, участие в спортивных соревнованиях, фестивали самодеятельности и художественного творчества, студенческие строительные отряды, комсомольские конференции и многое другое. Мне довелось прожить все это вместе с институтом. Скажу сразу, что опыт, полученный мною во время работы в общественных объединениях молодежи, позже многократно помогал на производстве.

На третьем курсе по решению партийной организации АДФ я был направлен «на усиление» в факультетский комитет ВЛКСМ – ответственным за комсомольский оперативный отряд. Дисциплина в общежитии № 4 в те годы хромала «на обе ноги». Поэтому партийное бюро поставило передо мной четкую задачу при прохождении годичного испытательного кандидатского стажа перед вступлением в ряды коммунистов института – наладить там дисциплину. Решение партбюро поддержал партком института, который в тот год возглавляла Галина Николаевна Троицкая (ныне заместитель председателя Комитета по управлению Северным округом администрации Хабаровска).

Хочу признаться, задача была непростой, так как факультетский комитет ВЛКСМ попросту не имел авторитета, работал формально, настоящую работу с молодежью подменял дутыми отчетами. Сегодня и тогда я благодарен ребятам с нашего потока, которые поддержали меня и вступили в отряд. Некоторые из них прошли вместе со мной суровую закалку и в дальнейшем, после получения дипломов об окончании ХПИ, успешно работали в партийных, советских и комсомольских органах. Единственная привилегия, которая мне была обещана, это льготное поселение в общежитие на следующий год – по два человека в трехместные комнаты.

Дежурство на вахте, рейды по комнатам, борьба с курением, употреблением алкоголя, игрой в карты, контроль за прослушиванием зарубежных эстрадных групп и тому подобное – вот какие функции были возложены на отряд. Было очень сложно, ведь среди нарушителей было немало наших одногруппников и спортсменов, с которыми мы играли за сборные команды факультета. Не обходилось без обид, прекращения дружеских отношений. От первоначального состава отряда через три месяца 1980/81 учебного года осталось 30 процентов. Но работу мы не прекратили, порядок в общежитии навели, а к концу учебного года при новом наборе в отряде были уже представители всех курсов факультета.

На четвертом курсе новое поручение от парткома – работа в студбытсовете общежития и воспитательная работа в стройотряде «Пламя» в должности комиссара. По итогам работы наш стройотряд стал вторым на краевом смотре студенческих строительных отрядов, и на краевой комсомольской конференции 1981 года из рук секретаря крайкома КПСС Алексея Клементьевича Черного все бойцы и мы с Валерием Ченом, командиром отряда, получили в подарок японские мужские зонты. Лето 1981 года прошло в Тюменской области, где мы, вместе со студентами из Сибирского автодорожного института строили автомобильную дорогу к одному из нефтяных месторождений. В строительстве применялись новые дорожно-строительные материалы. За построенный участок дороги нам позднее прислали плакат-благодарность с выставки ВДНХ – за третье место.

На отчетно-выборной конференции осенью 1981 года комсомольцы избрали меня своим вожаком. Пришлось туго: игры за факультет на соревнованиях, работа в студбытсовете, комплектование нового состава комитета буквально на ходу, написание диплома, семья с маленькой дочерью.

Но вот позади защита на «отлично», кроме того, максимальный балл за общественную работу – и мне предстоит первому вынуть красный флажок с карты распределения, что висит в деканате. Под флажком указано предприятие, должность, зарплата, социальные гарантии (общежитие, квартира или дом, и тому подобное). Естественно, снимаю флажок с Петропавловска-Камчатского с самой высокой зарплатой и отличными социальными гарантиями (половина двухквартирного жилого дома). Получаю поздравления от декана, завкафедрой АД Юрия Степановича Глибовицкого, но тут в деканат входят Валентин Григорьевич Рындин и Галина Николаевна Троицкая. Она тут же сообщает, что только что закончилось экстренное заседание парткома ХПИ, которое приняло решение рекомендовать меня на работу в институте в качестве преподавателя и использовать мои организаторские способности в работе с молодежью.

Мне, ошарашенному таким известием, дали подумать два дня. На семейном совете было решено: я остаюсь на кафедре АД, а на Камчатку едут мои хорошие друзья – семья Рогатюк, Александр и Ирина. На очередной комсомольской конференции меня вновь избрали секретарем комитета комсомола факультета. К 1982 году численность членов ВЛКСМ на АДФ достигла 1 800 человек, поэтому Краснофлотским райкомом ВЛКСМ была выделена ставка освобожденного комсомольского работника. Так с легкой руки Г. Н. Троицкой я на пять лет связал свою жизнь с комсомолом.

Поскольку костяк комитета ВЛКСМ факультета за предыдущий год уже был подобран, и ребята сдружились, было решено рекомендовать их для работы на новый срок. Свою деятельность освобожденного комсомольского работника я начал с поездки вместе с первым курсом в село Полевское Амурзетского района ЕАО на уборку урожая картофеля. Командиром отряда был мой старый добрый наставник – Аполенар Иванович Ярмолинский, старший куратор нашего бывшего потока АД 71–76. В тот год досрочно, с высокими показателями мы убрали свои поля в Полевском и помогли в Амурзете студентам-механикам. За эту работу отряд был премирован двумя тоннами отборного картофеля, который зимой дополнил рацион питания студенческого общежития № 4.

Вообще, 1982/83 учебный год стал особенным в жизни дорожников. По итогам соцсоревнования АДФ впервые за долгие годы занял первое место в институте. Декан факультета Борис Сергеевич Быков тогда сказал об огромной роли комитета комсомола в этом достижении.

На подъеме мы начали 1983/84 учебный год и на праздничной демонстрации 7 Ноября так «лихо» прошли мимо центральной трибуны по площади имени Ленина, что Г. Н. Троицкую вызвал на ковер сам А. К. Черный. Все мы, Б. С. Быков, Г. П. Собин – замсекретаря парткома ХПИ, В. Г. Рындин и я, ждали серьезных партийных взысканий, ведь нами было нарушено три нельзя: нельзя разделять общую колонну, нельзя петь песни при подходе к трибуне и, наконец, нельзя себя выделять. Однако местное телевидение в своих репортажах говорило о нашей колонне только восторженно. На следующий день наши страхи развеяли и Г. Н. Троицкая, и М. П. Даниловский. Оказалось, что А. К. Черный при «разборе полетов» именно нашу колонну поставил всем в пример. Вот что значит, когда коллектив на подъеме, когда он выступает как единое целое!

Помню, что тогда на факультете создалось какое-то особо крепкое единение преподавателей и студентов. Старшие кураторы, старосты групп сумели объединить усилия студентов как в учебе, так и в дисциплине. Ну а спорт, художественная самодеятельность и стройотряды стали фирменной маркой факультета. Гордость за родной факультет придала мне столько сил, что вместе с ребятами мы начали строить грандиозные планы удержания лидерского знамени.

В декабре 1983 года краевой комитет ВЛКСМ направил меня в Москву в ЦК комсомола на учебу секретарей комсомольских организаций вузов с правами райкома. От Хабаровского края поехали Иван Новолодский из Комсомольского-на-Амуре политехнического института (КнАПИ), Сергей Шишкин из Хабаровского института инженеров железнодорожного транспорта (ХабИИЖТ) и я. Разместили нас в Международном центре «Олимпиец». В 1980 году во время Олимпиады в Москве в этом центре проживали сборные команды дружественных нам стран. Номера, залы, столовые, актовые залы поразили меня своей красотой, великолепием и изяществом.

Учеба была недолгой – всего десять дней, но она открыла передо мной столько нового, чего даже в самых далеких своих планах и мечтах насчет работы секретаря у меня не было. Много новых мыслей дало и общение с секретарями ведущих вузов – Уральского политехнического института (УПИ) и Московского автодорожного института (МАДИ). В те годы ЦК ВЛКСМ на 96 процентов состоял из их кадров. Комсомол, судя по отчетам, охватывал в своей работе столько направлений, что, даже работая по 24 часа в день, чисто физически было просто невозможно их охватить. И полутора минут в сутки не хватило бы для охвата одного из них. Именно тогда, в «Олимпийце», у меня созрела шальная мысль – раз нельзя объять необъятное, то необходимо сосредоточиться на нескольких направлениях, но отдать их развитию все силы и энергию.

По прибытии в Хабаровск меня ждал «сюрприз». Сергей Смоленцев, секретарь институтского комитета ВЛКСМ, уходил на повышение в крайком ВЛКСМ завотделом студенческой молодежи, а меня ждало утверждение секретарем институтской комсомольской организации. Эта должность была подконтрольна партийным органам, и кандидатура утверждалась на бюро крайкома партии. Конечно, было волнительно – все-таки ответственность большая. Однако самое главное было в том, что проходящие утверждение были обязаны быть чисто выбритыми и без усов. У меня усы были с восьмого класса. В день утверждения меня встретил Сергей Смоленцев (он уже был без усов) и секретарь крайкома ВЛКСМ Александр Тишутин. Мой усатый внешний вид вызвал у них неподдельный гнев. Были уговоры и угрозы, но я наотрез отказался сбривать усы. Время подошло к часу пик. Завотделом крайкома партии А. Грицай был в бешенстве, увидев меня, но все-таки проводил в зал заседаний бюро крайкома партии. Там же в зале был и ректор ХПИ М. П. Даниловский. Конечно же, А. К. Черный, сразу обратил внимание на мой «нестандартный» вид, заметил, что меня уже где-то не раз встречал. Про усы я ответил, что они – национальная гордость, чем вызвал улыбки членов бюро, а ректор напомнил А. К. Черному и про ССО, и про сельхозотряд из села Полевого, а также про колонну факультета на 7 Ноября. На этом гроза улеглась, и меня, помучив вопросами о предстоящей работе, утвердили.

С первых же дней пришлось засучить рукава. Хорошо, что рядом были уже проверенные друзья, секретари факультетов – Андрей Олейник (ныне завотделом по международным связям Федерального агентства по образованию), Александр Стужук, Александр Смольченко. Смольченко я и передал медаль секретаря АДФ. Ребята из факультетского комитета сделали ее из ствола дерева и выжгли текст. Он же «присягнул» комсомолу АДФ на вечере в честь моего расставания с кабинетом № 123. Теперь предстояло воплощать в жизнь то задуманное, что возникло у меня в сознании в «Олимпийце». В течение 1984 года происходило формирование ядра комсомольской организации института – комитета комсомола с правами райкома ВЛКСМ. В тот год первичная комсомольская организация насчитывала в своих рядах 8 312 студентов-комсомольцев и 112 членов ВЛКСМ из числа преподавателей и сотрудников.

В институтский комсомольский штаб тогда пришли секретари комитетов комсомола факультетов: автомобильного – Сергей Геннадьевич Павлишин (ныне доцент кафедры ТЭРА), дорожного – Александр Леонидович Смольченко (ныне предприниматель, большой друг и партнер спортивного клуба университета), Наталья Геннадьевна Турманкина – преподаватель кафедры ЭОП (ныне завсектором отдела развития предпринимательства минэкономразвития правительства Хабаровского края), Людмила Васильевна Максимова – секретарь комитета комсомола химико-технологического факультета, студенты Алексей Викторович Ильченко (ныне главный инженер издательства), Александр Сергеевич Зоткин, Татьяна Уткина, Галина Блувштейн, Марина Ефимова, Елена Мицкевич. Партком института рекомендовал меня возглавить этот боевой отряд (тогда преподавателю кафедры АД). А еще в комитете ВЛКСМ в то время работали Сергей Васильевич Афанасьев (ныне заместитель мэра Хабаровска), Сергей Юрьевич Лихачев (ныне председатель профсоюзного комитета ОАО «Горводоканал»).

Поскольку сформировался коллектив единомышленников, было принято коллегиальное решение – направить основные усилия в работе со студенческой молодежью не на все 38 направлений деятельности, принятых в отчетных документах ВЛКСМ, а, по нашему мнению, на основные: организационное укрепление первичных комсомольских организаций; студенческие строительные отряды; комсомольский оперативный отряд; военно-патриотическое воспитание; спорт; активный досуг; работу в студенческих общежитиях. Причем каждая из первичных комсомольских организаций факультетов отвечала за спортивный раздел работы. Это было в духе Александра Смольченко – разностороннего спортсмена, который и поныне в спортивном строю. Он провел 20 матчей в команде «Консультант», стал одним из основных игроков футбольной команды «Политехник», участником университетской спартакиады «Здоровье».

Комсомольский оперативный отряд (КОО) – серьезная единица, на которую ректорат опирался в борьбе с курением и зачатками наркомании в институте, спекуляцией вещами в студенческой среде. Так как успехи в деятельности КОО были очевидны, органы внутренних дел Краснофлотского района привлекали наших оперативников к своей деятельности. Ректор был горд за наших студентов-оперотрядовцев, особенно когда в докладе на одном из пленумов райкома партии прозвучали весомые цифры – насчет предотвращенных ими хищений социалистической собственности, задержанных правонарушителей и так далее.

Ребятам из КОО работа нравилась, их деятельность широко освещалась в СМИ, несла ореол романтики и героики. Отряд разрастался на глазах, его ряды пополняли бывшие воины-афганцы. На наших глазах рос профессионализм оперативников. Они изучали основы криминалистики, тренировались, обучались азам боевого самбо и рукопашного боя. Новые члены отряда проходили тщательную проверку, давали торжественную клятву у мемориала в честь погибших в годы Великой Отечественной войны. Борьба с антиобщественными явлениями стала частью их жизни, поэтому, наверное, многие из них избрали в дальнейшем работу в органах МВД и КГБ. Сергей Мирсанов (майор в отставке) дослужился до начальника уголовного розыска в районе им. С. Лазо, Сергей Зорькин (полковник запаса) возглавлял областное управление по борьбе с экономическими преступлениями в Благовещенске. Ныне оба адвокаты. Возглавлял оперативный отряд Виталий Евгеньевич Селюков, ныне начальник управления по туризму минэкономразвития правительства Хабаровского края.

Организация активного досуга была возложена на Людмилу Максимову. Самые активные участники КВН учились на химико-технологическом факультете по специальности ЭВМ. В тот год наша сборная веселых и находчивых под руководством капитана Юрия Барабанова стала победителем краевого конкурса. В рядах кавээнщиков был и Олег Леховицер, ныне заместитель главы правительства Хабаровского края по социальным вопросам.

Широкое развитие получило стройотрядовское движение, которое было поручено механическому факультету. Нешуточная борьба за лучшие места выезда внутри института привела к тому, что ССО «Дорожник» АДФ стал призером краевого смотра ССО, а один из наших командиров штаба труда Александр Кузаков (ХТФ) был удостоен права сфотографироваться у Боевого Красного Знамени в честь 40-летия Победы. Вместе с ним такого же права добился и Игорь Пугачев – комиссар ССО «Дорожник» (ныне доцент кафедры АД).

Успехи в работе комсомольской организации не остались без внимания со стороны руководящих органов ВЛКСМ. Мне как секретарю комитета была вручена Почетная грамота крайкома ВЛКСМ, моя фамилия занесена в книгу Почета комсомольской организации ХПИ, а городской комитет комсомола наградил меня правом быть сфотографированным у Боевого Красного Знамени. Десятки активистов получили значки ЦК ВЛКСМ, почетные грамоты и премии.

В тот, 1985 год кафе «Эрудит», которое находится в центре студенческого городка, стало настоящим эпицентром досуговых мероприятий комсомола. В нем проводились слеты отличников учебы, «капустники», встречи со знаменитыми людьми, спортивными звездами и многое другое. Многим на всю жизнь запомнилась встреча с серебряными призерами чемпионата СССР по хоккею с мячом, хоккеистами хабаровского СКА, среди которых были Николай Пазников, Вячеслав Соломатов, Виктор Чухлов и знаменитый тренер Владимир Борисович Башан. В музее университета до сих пор хранятся клюшки с их автографами.

Члены институтского комитета ВЛКСМ не были статистами или наблюдателями всех этих дел. Мы сами принимали активное участие и в кроссах, и в военизированных эстафетах, и в рейдах КОО, ездили на стройки народного хозяйства в составе ССО и КМСХО, заготавливали корма для животноводства. Комсомольские вожаки с факультетов, активисты-общественники, простые комсомольцы все чаще становились героями статей в городских и краевых газетах «Молодой дальневосточник», «Тихоокеанская звезда».

Комитету комсомола было о чем рапортовать на отчетно-выборной конференции 1985 года делегатам от факультетов. Актовый зал с трудом вместил 800 человек. Впервые мы отчитывались не по установленному шаблону. Каждое направление освещал в своем докладе человек, ответственный за него в институтском комитете. Скажу честно – гости из руководящих комсомольских и партийных органов были ошарашены. Как же мы посмели отойти от схемы: доклад, бодрые выступления с критикой рядовых членов, приветствие от руководящих органов?! А у нас: секретарь коротко, за десять минут, доложил об организации в цифрах, за три минуты – о недостатках, за пять минут – о планах и путях решения проблем. Честно говорили и о своих собственных просчетах.

Я видел реакцию М. П. Даниловского. Обычно сосредоточенный, хмурый с виду, он в эти минуты как-то оживленно и заинтересованно слушал нас и в знак поддержки кивал головой. Никого из выступавших в прениях мы не готовили. Перед конференцией просто попросили активистов озвучить свои проблемы и предложить пути их решения. Несомненно, все мы рисковали. Провал конференции поставил бы крест на нашей карьере комсомольских руководителей. Но делегаты не обманули наших надежд, 24 выступивших представителя факультетов ни разу не затронули общих тем, все сделали такие предложения, что получился план деятельности на целый год.

В перерыве конференции ректор был оживлен, фотографировался с делегатами и даже спел под гитару вместе с дорожниками песню «Не расстанусь с комсомолом». ЦК ВЛКСМ высоко оценил работу моих заместителей, наградив их Почетными грамотами ЦК ВЛКСМ, знаками ЦК комсомола. Секретарь райкома ВЛКСМ Сергей Федотов вручил мне памятный значок ЦК ВЛКСМ «60 лет с именем В. И. Ленина». Он стал оценкой моей работы за два года во главе комсомола института и пополнил мою копилку комсомольских наград, где сиротливо светился значок ЦК ВЛКСМ и Министерства высшего и среднего специального образования СССР «За отличную учебу», врученный мне в 1982 году на пятом курсе института. На этой же конференции мне, коммунисту, были вручены оставленные на память учетная карточка члена ВЛКСМ и комсомольский билет. Итоги конференции были неожиданными. Ряды активистов пополнили десятки комсомольцев. Более заинтересованными стали и представители комсомола из числа преподавателей и сотрудников. Они-то и составили ядро командного состава зимних ССО, когда в период коротких зимних каникул сотни крепких ребят выезжали в села Хабаровского края, где возводили деревянные двухквартирные срубы для будущих специалистов сельского хозяйства.

1985 год прошел под знаком Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Комсомол «политена» так подготовился и провел работу, что заслужил самую высокую оценку ЦК ВЛКСМ, а наш опыт работы был рекомендован всем комсомольским организациям Союза. Меня наградили знаком ЦК ВЛКСМ «За активное участие в подготовке и проведении ХII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве», многие ребята были награждены путевками и отправились в туристические поездки за рубеж и по Союзу ССР. Значки и медали ЦК ВЛКСМ получили самые активные, а наш клуб интернациональной дружбы был признан лучшим в Хабаровском крае.

К 1986 году у меня созрело мнение, что пора дать возможность роста молодым секретарям комитетов ВЛКСМ факультетов, а самому вкусить хлеб производственника. Наша комсомольская организация уже считалась ведущей в Хабаровске и уступала только КнАПИ по развитию и работе ССО в краевом соцсоревновании комсомольских организаций. В 1985–1986 годах мне приходилось возглавлять и совет секретарей вузов Хабаровска. Комсомол ХПИ стали называли кузницей кадров. В горком ВЛКСМ перешел на работу Сергей Лихачев, вторым секретарем Краснофлотского райкома ВЛКСМ стал Сергей Афанасьев, организационный отдел возглавил Владимир Лосицкий, в крайком ВЛКСМ перешел Игорь Пугачев. Секретарями комсомольских организаций техникумов стали Евгений Шарко и Виталий Селюков. Твердо стояло на ногах стройотрядовское движение, уже начал свою работу первый отряд молодежного жилищного комплекса (МЖК), куда ушли работать Александр Смольченко и будущий ректор ТОГУ Сергей Николаевич Иванченко.

В июле 1986 года я по собственному желанию уволился из органов ВЛКСМ и устроился на работу в СМУ 3-го треста «Дальсвязьстрой», где прошел путь от бригадира каменщиков до замначальника СМУ по капитальному строительству. В 1990 году стал заместителем генерального директора по капитальному строительству ТПТО «Хабаровскхлебпром». Затем с 1993 по 2004 годы занимался бизнесом.

За этот промежуток времени был и секретарем партийной организации, и народным депутатом, и доверенным лицом председателя крайисполкома, но при этом никогда не терял связи с «политеном». С 1992 года вновь начал играть в матчах «Консультант» – «Дипломник» за консультантов, затем патронировал «Политехник».

В 2004 году Сергей Николаевич Савков предложил мне вернуться в университет. И теперь мы снова вместе – я и университет. Вновь я в гуще работы, только направление теперь четко определено: спорт. И уже здесь, в нашей колонне, дружно работает новое поколение политеновцев. Оно не носит комсомольских значков, но у них такой же молодой задор, инициатива и талант лидеров. И мне хочется сказать Диме Азарову, Сергею Алексееву, Насте Гайдамакиной, Кате Наготнюк и другим верным помощникам следующие слова:

Пусть дорога, что найдете,
Не развеет надежды солью.
Пусть среда, где вы живете,
Никогда не будет кислой.
Дай вам Бог побольше счастья
И поменьше в жизни горя,
Отыскать свою дорогу
Среди зарослей тернистых.

Хабаровск, 2007 г.


Извините, ваш Интернет-браузер не поддерживается.

Пожалуйста, установите один из следующих браузеров:


Google Chrome (версия 21 и выше)

Mozilla Firefox (версия 4 и выше)

Opera (версия 9.62 и выше)

Internet Explorer (версия 7 и выше)


С вопросами обращайтесь в управление информатизации ТОГУ, mail@pnu.edu.ru