Обычная версия сайта Размер шрифта Цветовая схема Изображения

Верещагин Виталий Алексеевич

Пути дороги младшего сержанта Верещагина В. А.

Виталий Алексеевич Верещагин родился в селе Белогорье Воронежской области в 1921 году. Позже семья переехала в Амурскую область. Его отец был музыкально одарённым человеком. Оставшись сиротой, Алексей Михайлович с детства играл на скрипке на свадьбах, чтобы поддержать младших братьев и сестёр. Не имея музыкального образования, став взрослым, он мог расписать любую партитуру на четыре голоса. Любовь к музыке он привил своим детям: сын Виталий со школы играл на балалайке, гитаре, баяне и даже на трубе.

Виталий Алексеевич окончил десятилетку и поступил в Казанский институт инженеров коммунального строительства. Студентом он подрабатывал игрой в институтском оркестре, который конкурировал с профессиональным оркестром.

Как все мальчишки предвоенного поколения, Виталий увлекался спортом и в школе, и в институте, занимался в различных военных кружках, был хорошо развит физически. Эта закалка помогла ему в годы войны. А увлечение музыкой во многом определило военную профессию – связист.

 С началом Великой Отечественной войны Казанский институт инженеров коммунального строительства расформировали. В. А. Верещагин в числе других студентов попадает в Омский дорожный институт. Осенью студенты выехали на уборку урожая в Тавричанский район Омской области. Виталий с другом отремонтировали стоявшую без употребления лобогрейку, для неё руководство колхоза выделило лошадь. Опыт ухода за лошадьми юноши имели. Им разрешили работать самостоятельно. Трудились студенты весь световой день: урожай нужно было собрать вовремя и без потерь, т. к. значительная территория страны была оккупирована фашистами. За хорошую работу друзей наградили четырьмя мешками зерна, которое помогли отвезти на мельницу. В общежитии эта мука здорово выручала студентов.

С началом занятий трудовой семестр не закончился. Распорядок дня был таков: с утра занятия в институте, а с 19 часов до утра – за станком на Сибзаводе. Это предприятие, как и многие другие, было переведено в разряд оборонных. Ребята вытачивали мины для фронта. Юношей неоднократно вызывали в военкомат и предупреждали о скором призыве.

Когда пришло время ехать на фронт, Виталий отослал матери, брату, сестре заработанные в колхозе деньги. Новобранцев погрузили в эшелоны, и вагонные колёса принялись отсчитывать первые километры военных дорог. С 15 мая 1942 года Верещагин В. А. – боец Красной Армии.

До Москвы состав шёл почти без остановок. В Москве призывники получили назначение на Калининский фронт. Поезд шёл преимущественно ночами. Новобранцам пришлось пережить первую бомбежку. Опытные командиры учили призывников не останавливаться во время бомбёжки около железнодорожных путей, а рассыпавшись, прятаться в лесах и кустарниках или воронках. Однажды солдат высадили на станции Осташков, построили и маршем отправили к озеру Селигер. Шли, чередуя шаг с бегом. В пункте назначения всех распределили по военным специальностям: летчики, танкисты, артиллеристы, пулеметчики, саперы, связисты, пехотинцы и шофёры. Виталия Алексеевича определили в связисты-телефонисты: он обладал тонким музыкальным слухом, а связисты должны были уметь определять по звуку мотора тип самолёта, хорошо знать «морзянку». Он попал в третий батальон 89-го стрелкового полка. Началось обучение воинской специальности. А через некоторое время - снова эшелон и дальняя дорога: пришёл приказ Верховного Главнокомандующего о переброске воинской части на Сталинградский фронт.

 Поезд шёл в московском направлении. Виталий Алексеевич рассказывает интересный случай. Проезжая по Подмосковью, солдаты из дверей теплушки увидели симпатичную стройную девушку, которая шла по перрону, цокая каблучками. Один из бойцов бросил записку примерно следующего содержания: «Милая девушка! Мы уезжаем на фронт. Если не трудно, напиши письмецо. Полевая почта…. Фамилия, имя, отчество». Такие письма в карманах носили многие солдаты. Этот эпизод запомнился В. А. Верещагину, потому что девушка ответила. А после окончания войны молодые люди встретились и поженились. Война пощадила обоих.

Участились бомбёжки. Эшелон приближался к Сталинградскому фронту 28 августа 1942 года. Идти пришлось более ста километров. Нагрузка на пехотинца – будь здоров! – каска, скатка, сапёрная лопатка, котелок, противогаз, винтовка со штыком, 120 патронов, 3 гранаты, НЗ на три дня, а у связистов ещё катушка с кабелем, весом до 16 килограммов. Некоторым солдатам было очень тяжело. Но Виталий Алексеевич имел хорошую спортивную закалку, справлялся. Когда подошли к местечку Ближняя Перекопка, прямо с марша вступили в бой, который продлился более двух суток. Бой поддерживался восемнадцатью танками, тяжёлыми и легкими. Сегодня известно, что в Сталинграде после освобождения на одном квадратном метре находили до 240 килограммов осколков от снарядов и бомб. Связистам выпало много трудностей. Связь была проводная. При интенсивных бомбежках порывы неизбежны. Все на войне понимали, что обеспечение связи – успех оперативного руководства боем. Когда случался порыв линии, связист брался за один конец провода и бежал к месту обрыва. Это было и днём и ночью, и в затишье, и в бою. Смерть постоянно рядом ходила. Виталий Верещагин подружился с Владимиром Лобовым на Калининском фронте. Они стали действительно фронтовыми товарищами: помогали друг другу, делились, чем могли. Но ранило Владимира во время устранения порыва связи в бою под Ближней Перекопкой. За самоотверженный поступок и верность воинскому долгу он был награждён медалью «За отвагу».

На фронте не знаешь, какие навыки тебе пригодятся. Однажды вызвали В. А. Верещагина с товарищем в штаб полка. Спросили, какой язык изучали в школе и вузе, затем предложили прочитать текст-обращение к немецким солдатам на немецком языке. Текст коротенький. Но учил его боец месяц, т.к. нужно было знать текст наизусть, а во-вторых, постараться не искажать немецкого языка. Такую пропаганду вели и сами немецкие антифашисты, особенно на завершающем этапе Сталинградской битвы. Одну из бригад возглавлял Вальтер Ульбрихт, в последствии он стал председателем Объединенной социалистической партии Германской Демократической республики.

Вот подготовка завершена. Виталий Верещагин с товарищем из штаба пошли в передовую роту, где должны были выполнить задание. Рота занимала расстояние протяженностью примерно метров двести. Там бойцов с особым заданием встретил старший лейтенант, командир роты. Выдвинувшись впереди наших окопов на нейтральную полосу, они выкопали щели на обоих флангах, замаскировав бруствер под вздыбленную снарядом землю. Наступила ответственная минута. Виталий Верещагин, взяв рупор закричал: «Doutsche soldaten! Переходите на нашу сторону, правительством гарантируется тебе жизнь и возвращение на родину после окончания войны». Установилась абсолютная тишина. Его товарищ из другого окопчика ещё раз повторил текст. Опять никакой реакции. Вернулись солдаты в штаб полка, доложили, где находился каждый из них. День командование наблюдало, происходят ли какие-нибудь изменения у противника. Через день всё повторилось, тогда командование решило выждать. Действительно, вскоре пришло известие, что на соседнем участке задержали перебежчика, который, сдавшись в плен, передал сведения о расположении и составе своей части. Через неделю решили повторить акцию. В. А. Верещагин вновь занял место в новом окопе и произнёс обращение. Он не успел дочитать текст до конца, как воздух раскололся от страшного взрыва: ударили восьмиствольные миномёты («Ванюши»). И началась массированная артиллерийская канонада. Хоть не первый день бойцы были на фронте, но в такое адское пекло угодили впервые. Земля содрогалась от взрывов, вся местность окрест была перепахана снарядами. Чудом бойцы остались живыми. Товарищ Верещагина стал седым, а у него высеребрило виски. Как писала Юлия Друнина, «кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне». Бессильна человеческая плоть против смертоносного железа, но силен человеческий дух, который способен преодолеть страх, фактически вызвав огонь на себя, и после этой артиллерийской бомбёжки вновь заставить бойца идти в атаку.

В силу профессиональных особенностей связисты большую часть времени проводили вне укрытий в окопчиках, траншеях. Виталий Алексеевич говорит, что за время боев в Сталинграде он в землянке побывал столько раз, что хватило бы пальцев на одной руке, чтобы их посчитать. Зато один случай прочно врезался в память. Приехала в полк концертная фронтовая бригада. Командир вызвал В. А. Верещагина и, приказав взять с собой трёх человек, отправил в штаб полка. В Сталинграде постоянно стреляли. Это становилось будничным явлением. Солдаты с передовых окопов перебежками и по-пластунски добрались до землянки. Землянка в человеческий рост, плетенное перекрытие было накрыто плащ-палаткой и присыпано землей. Внутри она довольно просторна. В ней находились человек 25 – 28. Один товарищ стоял в сторонке с задумчивым видом, чем и привлёк внимание Виталия Алексеевича. Конферансье объявил начало представления. Сначала рассмешил публику, а затем объявил песню «Землянка», исполняемую впервые. И вышел вперёд тот задумчивый человек и запел. Душа Виталия Алексеевича оттаивала от звуков музыки. Слова и музыка были столь гармоничны, что бойцы затаили дыхание. А у соседа по щеке скользнула предательская слеза. До сегодняшнего дня помнит В. А. Верещагин свои переживания при словах песни: «до тебя мне дойти нелегко, а до смерти четыре шага». Были и другие песни, например, «Эх, дороги, пыль да туман…». Артисты в концерте как бы рассказывали бойцам страницы их фронтовой жизни. Возвращались обратно под привычный посвист пуль, и один солдат сказал: «Давайте договоримся, если кто-нибудь из нас останется жить, пусть о нас расскажет».

Действительно, невозможно судьбу предугадать. Как в школьном учебнике по древней истории: сидят парки и прядут нити человеческой жизни. Оборвали нить и – нет человека. Виталий Алексеевич рассказывает, как однажды обедали солдаты в окопе, а один возьми, да и поставь котелок на бруствер. Потом привстал за ним и был убит немецкой «кукушкой» (снайпером). Сам Верещагин старался сесть за обедом в окоп пониже, этому учила фронтовая жизнь. Но и с ним произошёл неприятный случай. В окоп влетела пуля, уже обессиленная, на излёте, и больно ударила по ноге. Раны не было, но ушиб был довольно болезненным.

На войне смерть, холод, голод рядом ходили. Однажды пошли в наступление. Тяжёлый был бой: из 120 бойцов всего 70 вернулись. Все голодные, а есть нечего. Было время, когда солдат посылали на поля, где они косили пшеницу. Потом её обмолачивали, и повар варил из неё кашу. Тем и питались. Всякое пришлось пережить. Совсем по К. Симонову: «как я выжил, будем знать…». Как же выжил В. А. Верещагин?

Один из эпизодов Сталинградской битвы. Между советскими позициями и Волгой находился Алексеевский аэродром, занятый немцами. Местоположение его было стратегически выгодное для фашистов: высокий берег речушки, впадающей в Волгу, как естественная преграда, и укрепрайон, где даже жилые дома обслуги аэродрома были приспособлены к обороне. Сюда противник сбрасывал продукты, оружие, боеприпасы. Здесь было сосредоточено до пяти немецких дивизий. Аэродром нужно было захватить или уничтожить. Это задание поручили 2-му батальону. Командир попросил у командира 1-го батальона Верещагина, потому что последний был связистом универсалом, умеющим и с телефоном, и с радиосвязью, и с рацией работать. Если случится порыв линии, а времени на исправление нет, можно воспользоваться громкой связью. Выдвинулись затемно. Но застать немцев врасплох не смогли: очень важный был объект, надёжно охранялся. Пулемёты не давали возможности голову поднять. Залегли солдаты. Нужно было выждать некоторое время. А когда лежишь нельзя двигаться, иначе встретишь пулю. У кого терпения не хватало, погибал. Несколько раз поднимались солдаты в атаку. Много ребят полегло, однако прямые атаки не давали должного результата, пока не применили снаряды особого назначения. Укрепления были уничтожены, аэродром захвачен. В яростной атаке красноармейцы никого не щадили… Виталий Алексеевич считает, что выжить ему на войне помогали знания, приобретённый опыт, и физическая подготовка.

К исходу Сталинградской битвы, 21 января 1943 года, В. А. Верещагин получил тяжелое ранение и был отправлен в госпиталь в Саратов. После длительного лечения раны и открывшейся цинги, он был направлен на Ленинградский, а позже на 2-ой Прибалтийский фронт. Теперь он служил не в пехотных, а в артиллерийских войсках (182 гауб. арт. полк), оставаясь связистом. В 1943 – 1945 годах Виталий Алексеевич принимал участие в боях под Витебском, Оршей, Резекне, Мадоной, Двинском, Ригой, а также в полном разгроме 120-тысячной фашистской группировки в Курляндии. День Победы он встретил в Прибалтике. Радости не было конца.

Но оказалось, что война ещё не окончена. Снова застучали на стыках вагонные колёса. Эшелоны шли на восток. Милитаристская Япония, так и не решившаяся объявить открытую войну СССР, постоянно создавала напряженную обстановку на дальневосточной границе, обстреливала советские суда. Для прочного мира требовалось погасить этот очаг напряжения. Дивизия, где служил В. А. Верещагин, была включена в состав Забайкальского фронта. Она в героическом походе прошла безводные пустыни Монголии, горные перевалы Большого Хингана, Маньчжурию. Последним пунктом военного пути В. А. Верещагина был Порт-Артур.

За годы войны он получил следующие правительственные награды: орден Отечественной войны I степени, два ордена Красной звезды, две медали «За отвагу», медаль «За победу в Сталинградской битве», медали «За победу над Германией» и «За победу над Японией», а также три благодарности Верховного Главнокомандующего.

Год спустя после окончания Великой Отечественной войны Верещагин В. А. демобилизовался в звании младшего сержанта. Когда солдаты готовились к демобилизации, у Виталия Алексеевича появилась возможность проучиться на водительских курсах. Он получил ещё одну специальность. По инициативе командира были организованы курсы шоферов.

И наконец, новая дорога – дорога домой. Вернувшись в Омск, Виталий Алексеевич поступил в педагогический институт. После его окончания работал учителем математики в школе. Много времени посвящал внеурочной работе с детьми: организовал оркестр струнных инструментов, шахматный кружок, помогал подобрать литератору в постановках школьных спектаклей. Всегда у него находились доброе слово, взгляд, мимолётная ласка для ученика. Ему очень хотелось, чтобы дети не знали горя. У В. А. Верещагина сохранилась поздравительная открытка, выполненная девятиклассником Вовой Маховым, где кроме тёплых пожеланий написаны стихи:

От Сталинграда до Амура,

А потом до Порт-Артура,

Что лежит у тёплых вод,

Побывали на Хингане,

Что всегда стоит в тумане,

И на Тихом океане

Свой закончили поход.

Из Сибири Виталий Алексеевич переехал на Дальний Восток в г. Свободный, где продолжил педагогическую деятельность. 33 года жизни он отдал образованию: работал в школах и детском приёмнике. За добросовестный труд В. А. Верещагину было присвоено звание «Ветеран труда» и соответствующая медаль.

В мирной жизни Виталий Алексеевич – человек счастливый. У него прекрасная семья: жена, Александра Дмитриевна, три взрослых дочери, семь внуков и шесть правнуков. Старшее поколение является центром притяжения всех членов семьи. Праздники, дни рождения встречают вместе. Пройдя столь тернистый жизненный путь, он остаётся оптимистом и считает, что мир спасут красота, труд и музыка. Виталий Алексеевич – человек с активной жизненной позицией. Он как будто не знает своего возраста, всегда готов придти на встречу с молодежью в школу, вуз, воинскую часть. Он интересный рассказчик и всегда в беседах с юношеством умеет ненавязчиво подчеркнуть то главное, что может пригодиться молодым людям в жизни.

Извините, ваш Интернет-браузер не поддерживается.

Пожалуйста, установите один из следующих браузеров:


Google Chrome (версия 21 и выше)

Mozilla Firefox (версия 4 и выше)

Opera (версия 9.62 и выше)

Internet Explorer (версия 7 и выше)


С вопросами обращайтесь в управление информатизации ТОГУ, mail@pnu.edu.ru