Обычная версия сайта Размер шрифта Цветовая схема Изображения
20 февраля 2019, Среда Обычная версия сайта

Правила жизни в науке от ученых ТОГУ

Ко Дню российской науки, который традиционно отмечается 8 февраля, ученые Тихоокеанского государственного университета поделились своими мыслями о том, как представителям науки и бизнеса находить общий язык, можно ли оценить качество работы ученого и как мотивировать молодежь заниматься наукой.

Игорь Пугачев, проректор ТОГУ по науке, доктор технических наук, профессор, победитель в номинации «Лучший прикладной научный проект 2018 года».

По складу ума я – инженер, а по складу души – лирик.

В фундаментальной науке есть свои парадоксы. Без нее не будет «завтра», но она не интересна бизнесу «здесь и сейчас». При этом финансирование пойдет только на имена именитых ученых. Но как привлечь этих самых ученых, если изначально не будет финансирования? Но правила жестки – сначала имена, а потом деньги.

Правда прикладной науки такова: если ты востребован бизнесом, значит, ты успешен. Увы, сегодня на рынке работают около 8% от всего перечня кафедр вуза. Рынок заказов от бизнеса в крае, ДФО, РФ огромен. Бери и делай. Департамент управления проектами готов оказывать организационную поддержку.

Под лежачий камень вода не течет. Необходимо биться за каждый научный проект. ТОГУ как центр развития региона – весомый аргумент.

Я горжусь результатом. Всегда считалось, что проректор по науке – расстрельная должность. Но, смотря на итог 2018 года (мы впервые за историю работы ТОГУ превысили порог в 200 млн рублей привлеченных средств), я понимаю, что не все так плохо.

Сегодня ученым крайне важно уметь понимать бизнес и играть по рыночным правилам. Во-первых, нужно отвечать за качество и выполнять все выдвинутые условия. Во-вторых, нужно опережать рынок и сверхбыстро предоставлять продукт. Бизнес не готов ждать.

Когда твои практические наработки и идеи не реализуются на практике, это не обидно. Это, скорее, досадно, ведь теряется время, допускаются ошибки, которые порой непоправимы.

Я всегда рад даже самой жесткой критике. Однажды мы отправили свое исследование на экспертизу ученому мирового уровня. Он не поленился и написал замечания на шести листах. При личной встрече он сказал: «Игорь Николаевич, я считаю, что вы не можете обидеться на мои замечания, поскольку считаю вас здравомыслящим человеком». Критика – толчок к развитию.

В науке так же, как у Высоцкого: «Настоящих буйных мало – вот и нету вожаков».

Аспирантура без защиты диссертации, как колодец: есть вода, есть ведро, а цепи вытащить эту воду знаний нет. Аспирантура должна стать территорией подготовки ученых.

Вургун Мехтиев, доктор филологических наук, профессор, победитель в номинации «Лучший гуманитарный научный проект ТОГУ 2018 года»

Можно произносить громкие слова «Я люблю науку» и подобные им… Уверен, люди занимаются наукой по той же причине, по какой актеры выходят на сцену, певцы – поют. Это образ жизни. Научная работа становится второй натурой. Свободное время можно потратить на что угодно, а мы его используем для науки, потому что это интересно, и есть что сказать.

В гуманитарной области сегодня что-то новое сказать трудно. Но, если ты любишь свой предмет, компетентен в своей сфере, всегда можно найти то, что интересно, актуально.

Сегодня действует так называемый эффективный контракт. Масса отчетов, в том числе по научной работе. Статистически-количественный подход: у тебя больше публикаций – ты в передовиках. Эти правила, считаю, толкают на то, чтобы люди создавали и издавали макулатуру, гнались за количеством, не думая о качестве своих работ. Научная ценность многих таких статей равна нулю. Я себя уважаю и, как сказал однажды, «в эти игры не играю». В 2018 году у меня, так получилось, публикаций почти не было. Зато написаны монография, несколько интересных статей, мы выиграли грант.

Озарение… Часто оно случается во время общения со студентами. Я очень люблю работать с ними. В гуманитарных дисциплинах многое зависит от твоих наблюдений, интерпретации того или иного текста. Поскольку я нахожусь «внутри литературоведения», то знаю ценные и важные работы по русской литературе. Во время беседы со студентами, обнаружив новый взгляд или поворот мысли, тут же схватываю его: «Вот хорошо! Об этом еще никто не писал, можно обратить внимание». Поэтому у меня много работ, написанных в соавторстве со студентами. Я их очень ценю.

Есть очень талантливые студенты. Правда, их гораздо меньше, чем было раньше. Думаю, они, за редким исключением, преподавательскую или научную деятельность не выберут. Я их понимаю: помимо научной карьеры, в жизни нужен элементарный комфорт. А научная работа, особенно на начальном этапе, его не обеспечит.

Среди коллег и студентов я вижу разных людей. Для одних наука – возможность выстроить карьеру. Для других – смысл жизни. Чаще всего они это не демонстрируют, мало думают о карьере, о признании. Очень важно, что это их способ существования. Но пока мы не научимся ценить собственные таланты, они будут уезжать.

Если бы была возможность встретиться с ученым любой эпохи… Я был бы рад побеседовать с Михаилом Бахтиным. Спросил бы, как ему удалось, будучи во многом несчастным человеком, инвалидом, сохранить удивительную цельность сознания. Думаю, поиски ответа на этот вопрос могут занять всю жизнь.

Сергей Бурков, доктор технических наук, кандидат физико-математических наук, профессор, директор Хабаровского центра новых информационных технологий ТОГУ, победитель в номинации «Лучший ученый ТОГУ 2018 года».

Я занимаюсь и фундаментальной, и прикладной наукой. Что касается мотивации... Фундаментальная наука, занятие расчетами по проблемам закрученных фотонов – это для души и поднятия личного научного рейтинга за счет публикаций в российских и мировых высокоуровневых журналах. А занятие прикладной наукой – способ заработать для коллектива, которым я руковожу, и для вуза в целом. Без этого ни современным оборудованием ХКЦНИТ не оснастить, ни хороших специалистов не привлечь.

Проблему финансирования, особенно фундаментальной науки, не решить без создания научных школ, которые способны выстраивать сотрудничество с авторитетными вузами и видными учеными, в том числе зарубежными, и за счет этого конкурировать с другими коллективами и выигрывать гранты.

Руководители научных коллективов должны уметь сочетать предприимчивость и стратегическое мышление, видеть точки роста на отдаленную перспективу и за счет зарабатывания денег на прикладных исследованиях помогать двигать фундаментальную науку.

Молодежь в науке... Нынешние молодые порой слишком «приземленно-реалистичны». Многие, даже окончив аспирантуру, не хотят защищать диссертации. Но когда они в свое оправдание говорят, мол, наука должна в первую очередь приносить им деньги, мы отвечаем: «Тогда вам сразу нужно было идти на Хабаровский рынок: посмотрите, сколько там «ученых в кепках».

Кого считаю учителями? Профессоров Всеволода Вячеславовича Балашова и Светлану Ивановну Страхову из МГУ им. М.В. Ломоносова, под их руководством я готовил и защищал диссертацию, стал кандидатом физико-математических наук. Многим в своем профессиональном становлении обязан Леониду Анатольевичу Наумову, основателю кафедры «Вычислительная техника» в Политене. Экономист Александр Иванович Семченко научил решать проблемы в современных рыночных условиях.

Отношение физика к лирикам? Я уважаю их, но при общении шучу: «Гуманитарии не знают азов математики, но хотят считаться учеными...»

Олег Еренков, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой «Химия и химические технологии» ТОГУ, победитель в номинации «Лучший ученый ТОГУ 2018 года».

В науке остаются только те, у кого сформирована четкая позиция на поиск нового, несмотря ни на что и ни на кого. На мой взгляд, способность заниматься наукой можно характеризовать как дар.

Чтобы все успевать, нужно меньше спать и больше времени уделять конкретным делам.

Наука переживает непростые времена в силу разных причин. Главная причина, на мой взгляд, – недостаток кадров. Именитые ученые стареют, а молодой активной подпитки нет, таким образом, нарушается принцип преемственности в науке. Безусловно, есть талантливая молодежь, но в науке ее гораздо меньше, чем раньше. Мне вспоминаются времена, когда еженедельно проводились заседания диссертационных советов по защите 2–4-х кандидатских диссертаций. Вам заметна разница?

Почему нет молодой подпитки в науке? Считайте: 4 года бакалавриата, 2 – магистратуры и 4 – аспирантуры. Итого 10 лет. За это время одногруппник молодого ученого, работая, успеет приобрести какие-то материальные блага, возможно, сделает карьеру. Это раньше для поступления в аспирантуру молодые специалисты стояли в очереди, и была конкуренция.

Совмещать научную работу и бизнес удается далеко не всем. Это, как кофе 3 в 1: необходимо иметь способность к научной работе, иметь организационные способности менеджера, обладать коммерческой жилкой, то есть уметь реализовывать коммерционализацию результатов научной работы.

Чтобы написать статью, нужен материал. Чтобы получить материал, нужно провести исследования. Чтобы провести исследования, нужен коллектив, основу которого составляют мотивированные ученики. При этом, значительную часть времени коллективу необходимо потратить на создание различного рода многочисленных документов по учебной, методической и другим видам работы. Так что количество статей как критерий оценки работы ученого, на мой взгляд, – абсолютно некорректный показатель.

Мне легко писать научным стилем. Потому что мой руководитель в аспирантуре профессор А.В. Александров очень критично оценивал подготовленные мною статьи. С первой статьей жестко гонял меня недели две. В первый мой подход перечеркнул весь текст и сказал – иди и работай. На следующий раз перечеркнул меньше, и опять пришлось уйти и думать, так и научился.

В науке интуиция занимает особое место. Но она должна основываться на багаже знаний, полученном в бессонных ночах за чтением многочисленных источников научно-технической литературы, включая источники, самостоятельно переведенные с иностранного языка с помощью словаря.

Ученый должен быть самоуверенным, но не самонадеянным.

На защите у соискателя должен быть драйв, эмоциональный подъем, а не боязнь, что забьют страшными вопросами. Это же вопросы, а не боксерские перчатки. Соискатель должен отвечать на них так, как он думает. И в дискуссии члены диссертационного совета обязательно отметят: «Молодец, спорит, не боится отстаивать мнение». Именно так формируется ученый.

Александр Мазур, кандидат физико-математических наук, доцент, победитель в номинации «Самый успешный грант ТОГУ 2018 года».

Для чего люди занимаются наукой... Для заработка? Для признания? Лично я – просто для души.

Наука без финансирования неэффективна. Но, к сожалению, наука у нас финансируется по остаточному принципу. Скажу еще более резко: наука и деньги, якобы выделяемые на нее, образно говоря, перпендикулярны. За занятия наукой у нас фактически не платят, как, кстати, и за создание оригинальных учебных курсов – только за часы лекционных и семинарских занятий. Деньги на науку мы зарабатываем сами – своим интеллектом, выигрывая российские и международные гранты.

Задают вопросы: есть ли «лайки» в науке, как ученым конкурировать с блогерами. Многие блогеры заняты пустопорожней болтовней. Популяризация науки – это не блогерство, это очень нужное и серьезное дело, которое, кстати, по силам далеко не каждому даже признанному ученому. В качестве примера такой работы назову интернет-портал о фундаментальной науке Элементы.ру.

Спрашивают: какой ученый ценен с точки зрения вызовов 21-го века – Илон Маск или Григорий Перельман? Ни тот, ни другой. Один – дутый пузырь. Другой, решив несколько сложнейших задач, доказав гипотезу Пуанкаре, замкнулся в себе. Для меня пример – другой Перельман, Яков Исидорович, талантливый математик и физик, выдающийся популяризатор точных наук, умерший в 1942 году от истощения в блокадном Ленинграде. Еще примеры в моей сфере деятельности – Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Поль Дирак.

Кого считаю своими учителями? Отца, Игоря Григорьевича Мазура, школьного учителя физики, и Юрия Федоровича Смирнова, моего научного руководителя в аспирантуре.

Какое время наиболее подходит для занятий наукой? У кого – с утра, у кого – после обеда... Шучу. Нет общего правила. Эварист Галуа, основатель современной высшей алгебры, прожил 20 лет и погиб на дуэли. А кто-то приходит в науку в очень солидном возрасте и оставляет яркий след.

Николай Иванов, доктор технических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии естествознания, победитель в номинации «Лучший изобретатель ТОГУ 2018 года».

Когда 45 лет занимаешься наукой и изобретательской деятельностью – это не только профессия, но и образ жизни. Наверное, правы те, кто говорит: ученым нужно родиться, а затем правильно выбрать конкретную жизненную стезю. Что касается меня, уже в 25 лет я защитил диссертацию, стал кандидатом технических наук.

Ученый – это человек, который имеет собственное мнение, не боится его высказывать, отстаивать. Поскольку всегда способен его аргументированно доказать. И когда мы, специалисты, работающие в технической сфере, заявляем «я думаю», «я считаю» – наша уверенность всегда подкреплена практикой, Его Величеством Экспериментом. Но наряду с использованием практического опыта важную роль в изобретательстве играет Озарение.

От науки требуют высокого качества, результативности. Мне всегда есть чем отчитаться: к настоящему времени в моем «портфолио» более 50-ти изобретений и полезных моделей, подтвержденных патентами. В числе оригинальных разработок – четыре образца вездеходов-внедорожников для лесной отрасли, созданных на основании моих идей и инженерных расчетов. Из других отличий, которыми особенно горжусь, – Медаль Альфреда Нобеля от Российской академии естествознания.

Я многим обязан своим наставникам из Ленинградской Лесотехнической академии имени Кирова и аспирантуры этого вуза: профессорам Сергею Федоровичу Орлову, Владимиру Борисовичу Прохорову – это были уникальные специалисты. К примеру, Орлов после войны на базе танка создал мощный трелевочный трактор.

Продуцировать идеи, создавать новую технику и технологии интересно, а когда этому посвящаешь жизнь – в общем-то, не сложно. Но вот что проблематично – финансирование инновационной деятельности. И мне порой проще выложить деньги из своего кармана, чем ждать, пока они найдутся у государства, предприятий, вуза. Это вообще «ахиллесова пята» нашего изобретательства – внедрение разработок в производственный сектор. До сих пор механизм, к сожалению, не отработан.

Михаил Базилевич, старший преподаватель кафедры архитектуры и урбанистики ТОГУ, член Союза дизайнеров России, победитель в номинации «Лучший молодой ученый 2018 года».

Наука – это всегда интересно, тем более, что сегодня появляются новые направления развития в каждой ее области. В архитектуре, например, в последние годы стало актуальным изучение историко-архитектурного наследия нашего и других регионов.

Реалии современного мира заставляют нас зарабатывать. И если наука – основной вид твоей деятельности, то почему он не может быть доходным? Однако, ни в коем случае нельзя забывать о качестве проводимых исследований и о их важности для науки и общества. Важно ответить на вопросы: «Зачем это?» «Какую пользу это принесет окружающим и твоему региону?»

Количество опубликованных научных статей дает определенную оценку работе ученого, так как публикации во многих изданиях проходят серьезную экспертизу. Но, с другой стороны, гораздо важнее цитируемость – то, насколько работа интересна научному сообществу, какое у нее количество просмотров, если говорить языком социальных сетей. Это, по моему мнению, – наиболее объективный показатель.

В науке теория часто невозможна без практики. С одной стороны, зачем нужна теория, если ее потом нигде нельзя применить? С другой, есть серьезные фундаментальные исследования, которые в настоящее время могут и не найти практического применения, но через 100 – 200 лет кто-то другой сможет что-то сделать на их основе.

Есть ли место зависти в науке… конечно, науку делают люди, а они – существа небезразличные к тому, что делают сами, и что делают другие. Но, на мой взгляд, чаще всего вместо зависти у ученых присутствует желание достичь тех же результатов или даже больших.

Я осознал, что я ученый, только 2 года назад – ближе к завершению написания кандидатской диссертации. Тогда я понял, что вот оно, настоящее научное исследование, которое приобретает реальный результат.

Быть ученым – значит найти что-то принципиально новое и важное в своей области.

Я стараюсь доверять только научным изданиям или электронным ресурсам, которые имеют научный статус. Маловероятно, что блогер, который пытается рассказывать о научных исследованиях, достоверно передаст их суть и ничего не потеряет в процессе.

Найти подход к решению трудностей помогут только спокойствие и умение не отвлекаться на второстепенные задачи, которые мешают достижению основной цели.

Денис Вегера, начальник отдела развития комплексов и систем связи Хабаровского центра информационных технологий (ХабЦНИТ) ТОГУ, победитель в номинации «Лучший научно-производственный коллектив ТОГУ 2018 года».

В науке можно зарабатывать. Но для этого мало выступать только экспертом. Это не дает гарантии, что все будет работать, как в теории. Мой подход: я не только даю советы, но могу продумать, показать и помочь в реализации. Нужно жить проектом от начала до конца. Только это принесет прибыль.

Есть ученые, которые говорят, что завидуют мне, потому что наши проекты приносят прибыль. Такая позиция мне неприятна. Потому что они не завидуют тому, что мы работаем все лето без отпусков, бегая по тайге, не завидуют, что мы сделали какой-то интересный полезный проект, и не завидуют, что наши студенты активно участвуют в проектах. Они завидуют только тому, что у нас есть деньги. Ну и что? Это просто результат работы. Кто мешает им много работать и зарабатывать?

Можно придумать много чего нереализуемого или бессмысленного, как британские ученые, которые постоянно что-то доказывают. Но я не обращусь к науке с вопросом: сколько кружек кофе в день я могу выпить, и на что это повлияет.

Количество опубликованных статей, конечно, хорошо, но настоящими показателями меня, как ученого, будут мои студенты, которые, просто придя получать высшее образование, всерьез увлеклись наукой. Важно не только получать знания, но и отдавать их.

Я не считаю себя ученым. В моем понимании, ученый – человек, который много знает. Но, несмотря на то, что мой уровень знаний с каждым годом растет, вместе с ним растет и уровень моего незнания. Отсюда я понимаю, что я еще не ученый.

Я никому не завидую. Разговаривая с учеными из других областей, всегда думаю, что у них все гораздо сложнее, чем у нас. У нас все просто и понятно – а они герои, потому что им столько всего приходится знать.

В современном мире сложилась тенденция – люди сначала все начинают ругать. Но мне все равно, скольким людям нравятся наши проекты. Пусть это будет 10 человек – мне достаточно. Главное, что мы принесли реальную пользу людям. Наукой нужно заниматься во благо общества.

Люди оценивают твою работу только тогда, когда благо, которые ты для них придумал, пропадает на какое-то время. В остальном же они принимают это как данность. Было много скептиков, которые считали, что невозможно организовать связь на трассе Лидога – Ванино. Поверили в нас только Дмитрий Стремилов (заместитель министра министерства информационных технологи и связи) и наш ректор Сергей Иванченко. А отключи ее сейчас на неделю. Что будет? Они будут удивляться, почему ее нет.

Озарение приходит ко мне, когда я смотрю или читаю новости. Смотришь на проблемы, которые пока не могут решить регионы, и придумываешь решение. И таких проблем очень много, а значит, для новых проектов поле не паханное. Наука вступает в дело, когда стандартные методы не работают.

Больше всего я хотел бы поговорить с Александром Поповым. Ведь интересно пообщаться с людьми, которые были первооткрывателями. Они настоящие ученые – люди которые придумали то, чего раньше не было.

Артем Лапин, руководитель группы дорожно-строительного проектирования Департамента управления проектами ТОГУ, старший преподаватель кафедры автомобильных дорог ТОГУ, победитель в номинации «Лучший научно-производственный коллектив ТОГУ 2018 года».

Моя самокритичность не позволяет сказать, что я ученый. Но я стараюсь выделиться из числа обычных инженеров, вложить в свою работу элементы науки. Не обязательно даже свои, а коллег с кафедры или людей, которые публикуют свои научные труды. В проекте «Правила жизни в науке» не называйте меня ученым, пока рано.

В науке важна команда. Каждый вносит что-то свое. Это как на строительстве сооружения: кто-то занимается непосредственно возведением сооружения; кто-то обеспечивает снабжение объекта строительными материалами; другие коллеги обеспечивают документооборот на объекте строительства. Так и научный проект, он включает в себя индивидуальные исследования инженера, конструктора и ученого, вложившего много труда, нередко задолго до реализации проекта.

Я участвовал в создании пешеходных переходов в районе остановок Южнопортовой и Юбилейной. Мне обидно, когда, проезжая мимо, вижу, что они изуродованы… Но это уровень культуры населения.

К сожалению, 90% результатов из публикуемых сейчас научных трудов не внедряется в производство. Напечатали в журнале, коллеги поаплодировали на конференции и все, вопрос забыт. Идеям ученых не хватает финансовой подпитки.

Уверен, все, кто занят научными исследованиями, получают от этого кайф. А как иначе? Чувствуешь себя первопроходцем! Делаешь то, чем до тебя не занимались. А, если теоретические положения сходятся с результатами эксперементальных исследований – это больше, чем кайф.

Пока все, что меня как молодого ученого вдохновляет, создано предшествующими поколениями моих коллег. Они и как личности восхищают. Во-первых, работоспособностью: мой научный руководитель Игорь Юрьевич Белуцкий в свои 73 года даст фору любому молодому коллеге. Во-вторых, преданностью и самопожертвованием своему делу. Меня это даже иногда бесит. Шучу, конечно!

На нашей кафедре к молодым особое отношение. У нас внимательно относятся к подготовке своей смены, передаче знаний своей школы, которые также получены от предшествующих поколений профессоров. И, по среднему возрасту, у нас одна из самых молодых кафедр. Это ли не показатель?

Не только «пинки» подталкивают молодого ученого к исследовательской деятельности. Еще больше – ревность… Да-да, когда видишь, что твой научный руководитель уделяет больше внимания другому ученику. Это очень мотивирует… Но из-за рутины все равно очень мало успеваешь.

Алексей Левенец, доктор технических наук доцент кафедры «Автоматика и системотехника», победитель в номинации «Доктор наук ТОГУ 2018 года».

Если бы я сильно захотел, то, может быть, защитил бы докторскую диссертацию лет на 5 раньше.

Сделать действительно научное открытие возможно только избранным. Но нужно стремиться к этому, а иначе зачем все?

Честно говоря, деньги никогда не были моим стимулом для занятия наукой.

Если бы я только сейчас сел за докторскую, то сказал бы себе: «Не расслабляйся, работай интенсивно!». В науке так – год пропустишь и уже можно потерять нить, которая наиболее актуальна для исследований, или тема перестанет быть актуальной.

Я взялся за сложную, но интересную проблему – сжатие данных. Не тех данных, которые сейчас транслируются в инфокоммуникационных системах (видео, аудио и т.д.), а измерительных данных. Они очень похожи на случайные сигналы, а случайные сигналы, согласно теории информации, сжать практически невозможно. Вот здесь и пришлось использовать новый подход к проблеме.

Невозможно оценить ученого по количественным показателям. Об этом многие писали и приводили в качестве примера, по-моему, Ньютона. У него на одну работу по теории тяготения огромное количество ссылок, даже за десятки тысяч перевалило, но кто он с точки зрения наукометрии? Ведь по Хиршу у него – единичка. У него, конечно, и другие статьи были, на другие темы, но если брать тему теории гравитации, то, согласно индексу Хирша, он, оказывается, был не очень успешным ученым.

Я бы не взялся разрабатывать методику оценки ученых. Это практически невозможно. Необходимо рассматривать слишком сложный комплекс параметров, в том числе неоднородных. Ведь, кроме цитируемости статей, важно смотреть, например, и на самого человека, на его личностные качества. Если про какого-то человека скажут: «Да, его работы постоянно критикуют, но и упоминают часто». Он что, поэтому великий ученый? Ведь индекс по Хиршу у него будет высокий.

Ученый должен уметь определять вызовы и отвечать на них. Если есть проблема в твоем научном поле, не нужно закрывать на нее глаза, нужно смело решать. Пока, увы, некоторые ученые предпочитают надевать шоры и себе, и другим.

В науке нужно делать, думая, и, думая, делать.

На мой взгляд, основная причина стагнации науки – отсутствие большой промышленности. Ведь университетская наука по большей части прикладная, а не фундаментальная, а сегодня «прикладывать» и не к чему.

И вообще – следуй своей дорогой и пусть будет как будет!

Кирилл Шоберг, инженер Хабаровского центра новых информационных технологий, аспирант ТОГУ, победитель в номинации «Лучший аспирант ТОГУ 2018 года».

Моя мечта – заниматься наукой. Большинство молодых людей сейчас хочет просто окончить школу, просто поступить в университет, без понимания, куда ведет этот путь, чем они будут заниматься в будущем. Но ведь это неправильно! Должна быть цель в жизни, стремление ее достичь. В какой-то момент я задал себе вопрос, чем бы я делал, если бы у меня было бесконечное количество денег. Большинство людей на него отвечает: «Я бы путешествовал». Наверное, я ответил бы так же, но добавил при этом: «Я бы еще и занимался наукой».

Я – аспирант в сфере IT, и для меня все пути открыты.

Человек – существо, которое постоянно хочет получать новую информацию, новые знания, ему интересно углубляться внутрь процессов, понимать суть явлений, предмета, которым он занимается.

Если бы я занимался не наукой, а работал бы, например, программистом в IT-отрасли, я бы сейчас зарабатывал больше денег, но упустил бы более захватывающие возможности.

Кому-то интересно быть лучшим в бизнесе, в спорте, в чем-то еще. Мне интересно достигать больше в глобальной сфере – науке.

Когда кажется, что ты на пороге открытия, появляется страх, что кто-то другой может прийти к тем же выводам и сделать открытие раньше. Это заставляет лучше и больше работать.

Главный стимул заниматься наукой – понять мир, а также продвигать науку вперед, потому что от этого зависит качество нашей жизни. С развитием технологий мир меняется в лучшую сторону. Если сравнить, например, со средневековьем, в те времена даже короли жили намного хуже любого из наших современников.

Я бы хотел поговорить с ученым из будущего, спросить, был ли эффект от моего открытия, повлияли ли на мир мои исследования.

Сейчас появляется все больше научно-популярных каналов, блогов, которые ведут ученые. Они таким образом стараются заинтересовать наукой как можно больше людей, популяризируют науку. Думаю, в дальнейшем качество контента будет только расти.

Ученым я себя осознал, когда получил первый патент. Но исследования – творческий процесс, и не знаю, смогу ли когда-то уверенно сказать: вот я уже состоялся и могу стопроцентно назвать себя ученым. Тут главным критерием может быть: получилось ли у тебя что-то придумать и сделать, чего-то достичь.

Работа ученого – не только и не столько проведение экспериментов. Это, прежде всего, умение добывать информацию, получать доступ к знаниям. Важно уметь информацию отфильтровать, отмести лишнее, неправдоподобное. Важно знать, что уже сделали другие, найти неисследованную область. Мы не занимаемся исследованиями «с нуля», чтобы двигать науку вперед, надо знать, что сделали или открыли предшественники.

 

Текст подготовлен пресс-центром ТОГУ.

Фотографии Вячеслава Лукьянова (фотоклуб «Белый слон»).



Извините, ваш Интернет-браузер не поддерживается.

Пожалуйста, установите один из следующих браузеров:


Google Chrome (версия 21 и выше)

Mozilla Firefox (версия 4 и выше)

Opera (версия 9.62 и выше)

Internet Explorer (версия 7 и выше)


С вопросами обращайтесь в управление информатизации ТОГУ, mail@pnu.edu.ru